Девушка исчезла из соцсетей

Июл 30, 2019 Статьи

Девушка исчезла из соцсетей

Как вернуть бывшую с помощью соцсетей

Соцсети — любимое оружие моих клиентов, которое нередко бьет по ним самим. Безусловно, в деле шпионажа за бывшей и ее личной жизнью, соцсети – полезнейшая вещь. Однако тут важно правильно использовать возможности виртуального пространства, чтобы получить нужную информацию, а не инфаркт и паранойю.

Поэтому первое правило безопасности: Не занимайся фигней – не следи за каждым ее движением в соцсетях!

Как правило, нездоровый интерес к активности бывшей девушки в соцсетях порождается информационным вакуумом. От нее никаких известий, звонков, общие друзья тоже не особо в курсе, и вот мужчина припадает к единственному источнику – соцсетям. Доходит до того, что, если девушка неактивна в соцсетях, брошенный парень может сидеть в вотсапе и следить, когда она выходит онлайн. Естественно, в его распаленном неизвестностью мозгу раскручивается один сценарий – она там переписывается с новым хахалем… Вот это последнее дело. Только себя растравишь и выведешь из равновесия, что будет сильно мешать в процессе возврата. В моей практике был случай, когда измученный неизвестностью мужчина сорвался на совершенно безобидное мероприятие, которое отметила у себя в ВК его бывшая. И там его попустило — вел он себя неадекватно, попытался набить лицо ее другу, получил сам и в итоге закономерно попал в черный список своей бывшей.

В общем, успокойся и руководствуйся правилом номер два: Фильтруй информацию.

Посты в ВК и Фейсбуке сильно отличаются от Инстаграма. Инста – способ показать, как у тебя все круто. Только для того его и заводят. Посмотрев на «хвастограм» бывшей, мужики обычно впадают в панику – там все так красиво, цветы, рестораны. Наверняка, новый мужчина завелся. На самом деле, все, что выкладывается в инстаграм, смело дели на 10 и см. правило №1: не лазай туда вообще, пока тебя колбасит.

ВК и Фейсбук – немного другая история. Часто там девушки выкладывают глубокомысленные цитаты и говорящие картинки, чтобы мужик задумался, какое счастье он проворонил. Но подается все так странно и туманно, что не одна мужская голова сломалась, пытаясь осознать, что же означают эти намеки. Причем, если на эти статусы еще накладывается контекст ваших отношений, вообще, рвет башню. Например, называла она мужчину тигром, а после расставания — бах – и вешает картинку, где девушка обнимается с тигром. А парень сидит и гадает, что вообще происходит.

Отсюда третье правило: На первых порах после расставания не пытайся проанализировать ее обновления.

Все, что она выкладывает в соцсетях после вашего расставания — либо проекция метущегося разума, либо попытка утереть тебе нос и заставить пожалеть. Часто девушка использует сети, чтобы повысить свою самооценку и убедить себя, тебя и всех вокруг, какая она потрясающая, и какой ты дурак, что упустил такое сокровище. На ее виртуальных поклонников тоже внимания не обращай. После расставания девушки демонстративно приближают к себе такого виртуального псевдодруга, который думает, что ему тут обломится, и, довольный, нарезает круги. Но не светит ему ничего. Он для того и нужен, чтобы создать иллюзию ажиотажа вокруг ее персоны. Это своеобразная смесь желания подкрепить свою самооценку и мести. Поэтому первые пару месяцев не смотри, что происходит у нее на странице – полезного там ноль, а нервы расшатывает. Потихоньку мониторить соцсети можно, когда ты уже начал работу над собой. Только изменив себя и продемонстрировав ей этот факт, ты снова получишь шанс ее вернуть.

Так что четвертое правило: Твоя работа над собой должна быть отражена в соцсетях.

Твоя основная задача – сделать свою жизнь интереснее. Не прикинуться, что у тебя все супер и продолжать дрейфовать в своем болоте, а реально изменить жизнь к лучшему. И выкладывать хронику своих изменений в сеть. Тут главные правила: адекватность и ненавязчивость. Если ты раньше выкладывал фото в неделю, теперь можешь постить максимум два. Не нужно нон-стопом спамить своими подвигами ее ленту. Это выглядит как истерика. Теперь про адекватность. Если ты думаешь, что фото, где ты пьяный тушишь костер по-пионерски, демонстрирует, какой ты сногсшибательный и креативный, ты сильно ошибаешься. Это демонстрация того, что девушка была права, когда свалила от тебя. Прежде чем что-то публиковать, задайся вопросом: что говорит обо мне это фото? То, что тебе окончательно сорвало крышу или то, что ты начал путь позитивных изменений? Например, ты постоянно тусил по клубам (что вызывало негатив со стороны девушки) – добавляй фото, где ты в музее или на совещании с коллегами. Если наоборот – девушка упрекала, что ты овощ и зануда – запость кадры веселой вечеринки со своим участием фото, где ты путешествуешь или занимаешься спортом.

Кстати, о наиболее выигрышных сюжетах — так называемой великой тройке событий:

Путешествие – даже командировка может стать таким «путешествием». Просто выйди из гостиницы и выложи пару фото окружающих видов.

Приключение – это любое эмоционально окрашенное событие. Поход за хлебом можно превратить в приключение, если дополнить его каким-то необычным сюжетом. Главное, чтобы событие показалось неординарным и приковывало внимание.

Опасность – добавь немного интриги. Может, ты пошел в поход и там влезаешь на крутую гору или сейчас будешь переправляться через горную реку. Девушкам нравятся парни, которые не боятся рисковать.

И, главное, — добавь интриги. Займись повышением своего рейтинга среди девушек. Знакомься, общайся, в умеренных количествах добавляй новых девочек в друзья, ходи на свиданья. Тут важный момент: выкладывать фото с таких встреч, но так, чтобы на девушку был только намек. Очевидный факт, что ты с другой, может отпугнуть, особенно сразу после разрыва, когда все крайне шатко и эмоционально. А подозрение на спутницу, наоборот, вызовет у бывшей интерес, азарт и желание вернуть такого популярного парня.

А выкладывая фото о своей новой жизни, соблюдай пятое правило: Никаких лайков и комментариев на ее странице!

Пока она сама не проявит активность, все действия, которые семафорят о твоей заинтересованности, надо пресечь. Поэтому мы не звоним, не пишем, не ставим лайки. Чтобы выровнять баланс значимости, надо демонстрировать безразличие, но не игнорирование. Игнор –это то же внимание, только со знаком минус. А когда тебе все равно, это цепляет гораздо больше. Если сил нет видеть, как она выкладывает конфеты, букеты, временно отключи подписку на нее, но не бань! Удалив ее из друзей ты, во-первых, покажешь, как болезненна для тебя ситуация, а, во-вторых, сожжешь все мосты к повторному сближению. Тем более, она не сможет видеть твои обновления, и тогда вся твоя работа окажется бессмысленной. Так что спокойно постим классные фото и ждем, когда она сама проявится. Но не спеши праздновать и мчаться к ней за примирительным сексом после первого же ее лайка.

Ориентируйся на три достоверных признака, что девушка снова заинтересована тобой:

— После молчания она начала регулярно ставить лайки и комментировать твои посты. Ключевое слово – регулярно. Значит, твои действия возымели эффект, надо продолжать в том же духе и параллельно мониторить ее страницу, но при этом не рваться писать восхищенные комменты. Образно выражаясь – мы следим за пульсом, а не фигачим разрядом тока в сердце.

— Она начинает выкладывать глубокомысленные статусы, связанные с отношениями. При этом их смысл напоминает то, что сейчас происходит между вами. Например, у вас состоялась короткая встреча, и девушка через день выкладывает что-то вроде «Девушка должна дарить счастье, а не ждать его!» или «Вот так, ждешь, ждешь теплой встречи, а приходит зима, холода, морозы…». Понятно, что это относится к вашему свиданию. Значит, задача выполнена – девушка думает о тебе и намекает о своей заинтересованности.

Любой, кто хотя бы раз в жизни переживал расставание, знает это ощущение «стояния на перепутье»: навсегда расстаться и больше не встречаться никогда или продолжить дружеское общение. С того момента, как социальные сети стали частью жизни, эта проблема стала еще более острой.

Удалять ли «бывших» из друзей? Что делать с их друзьями и родственниками, которые так же занесены во френдлист? Как удержаться от просмотра новостей и фотографий, которые публикует бывшая любовь?

Секс факт

Мужчинам не стоит носить презервативы в портмоне более месяца, так как при частом использовании бумажника резина может стираться.

Удалять или оставить?i

Вот основной вопрос, который задают себе люди, только что пережившие разрыв отношений. Ответ на него один – удалять, но не сразу. Нужно выдержать небольшую паузу, чтобы остудить голову, пережить первую волну злости и обиды.

Может быть, это еще не расставание, а только ссора. Если просто ссора – шанс помириться, когда немного улягутся страсти. Постоянная смена статуса на странице, удаление и возвращение друзей выглядит очень глупо.

Цитата дня

Просто удивительно, насколько легче мужчине понять женщину, если он на ней не женат.

Хильдегарда Кнеф

Цитата дня

Женщина обычно критикует снизу.

Владимир Голобородько

Цитата дня

Мужчины и женщины — как земля и луна: мы всегда повернуты к ним одной стороной, и они думают, что другой стороны нет, раз она не видна. Но она существует.

Оливия Шрайнер

Вообще в это время лучше воздержаться от использования социальных сетей, чтобы не писать и прекратить общение с бывшим, не создавать посты о расставании, не сообщать раньше времени родственникам и друзьям. За сообщения и посты, написанные на волне эмоций можно потом оправдываться всю оставшуюся жизнь.

Когда удалось немного успокоиться и пришло понимание, что это именно расставание – можно начинать избавляться от следов отношений и начать нужно с удаления из друзей.

Даже если расставались «по-хорошему» без скандалов и взаимных обид – все равно нужно удалять из друзей хотя бы на время. Чтобы не было соблазна снова и снова заходить на страницу, просматривать новости и писать сообщения. Нужно по максимуму дистанцироваться от человека.

Не заходить на страницы «бывших»2

Желание заходить на страницу бывшего близкого человека может быть настолько сильным, что даже удаление из списка друзей не способно помещать заходить туда снова и снова. Это желание нужно пресекать только волевым усилием. Пообещать себе, не следить за обновлениями на странице, и держать себя изо всех сил. Постепенно желание ослабнет, а за тем и совсем исчезнет.

Подчистить историю3

Если вы действительно хотите забыть бывшего или бывшую, то важно не только удалить из списка друзей, но и по возможности убрать все посты и фотографии, которые напоминают о прошлых отношениях. Почистить плейлист, если там есть музыка, которая может напомнить о совместном прошлом, планах, мечтах и надеждах.

Выйти из групп, где бывший или бывшая тоже состоят, так как они могут начать комментировать посты, размещенные в группе. Нужно ли такое внезапное напоминание о человеке, которого нужно забыть?

От родственников или друзей, с которым тесно общается бывший или бывшая, тоже лучше отписаться. Если с этими людьми есть «живое» общение, выходящее за пределы социальных сетей – лучше встретиться лично, объяснить ситуацию и попрощаться. Если же общение не выходит за пределы виртуальной реальности, можно просто написать сообщение или ничего не писать и уйти не прощаясь.

Хочешь расстаться красиво – не делай так4

Есть ошибки, часто совершаемые в социальных сетях при расставании. Если хочется пережить расставание, и не потерять лицо – их лучше не допускать.

Первая ошибка – размещать счастливые селфи и посты о том, что расставание пережить легко и замена прежним отношениям находится быстро. Еще хуже постов может быть только размещение у себя на стене мемов на эту тему. Все эти действия такой же крик отчаянья, как и слезные посты.

Если все действительно хорошо – человеку обычно есть чем заняться еще, кроме как засорять свою страницу и ленту новостей подобными сообщениями. Поэтому лучшим вариантом будет максимально снизить активность.

Второй ошибкой становится написание «слезных» сообщений о расставании на своей странице, странице бывшего или у его друзей. Начинать публичное обсуждение личных качеств бывшего или бывшей и рассказывать о причинах расставания – тоже плохая идея. Такое публичное страдание вызывает мало сочувствия, но в курсе проблем будут десятки и даже сотни человек.

Сожаление о том, что на эмоциях было предано огласке самое сокровенное придет обязательно, но исправить ничего уже не получится: то, что попало в интернет, навсегда останется в интернете. Поэтому, если хочется что-то сказать бывшему или бывшей, родственникам или друзьям – достаточно личных сообщений.

Третьей ошибкой обычно становится ожидание, что бывший или бывшая начнут удалять из друзей первыми. Этого может никогда и не произойти. Особенно если у них жизнь продолжается. Они думать забыли о том, что в друзьях есть люди, с которыми общение прекращено.

Поэтому удалять лучше не дожидаясь первого шага, особенно если постоянное мелькание фотографии и сообщений заставляет страдать и нервничать.

Ну, а если вы хотите вернуть половину, что свойственно, как правило, девушкам, то информация о том, как помириться с парнем вам пригодится, переходите по ссылке.

Я прожил год без соцсетей. Вот что из этого вышло

В сентябре 2018 года я принял решение отказаться от социальных сетей на неопределенный срок. Это казалось правильным, ведь сотни статей подробно описывали, какую пользу от этого можно получить — от налаживания отношений до создания фантастического стартапа. Истина, как обычно, где-то посередине.

Моя причина для ухода

Конкретные преимущества, которые я выделил после прочтения множества подобных статей, заключались в следующем: улучшается психическое здоровье, укрепляются отношения с другими людьми, вы не подпитываете революцию ИИ, вы более полноценно присутствуете в повседневной жизни. У меня не было четких целей или ожиданий, я просто предполагал, что через год после ухода из соцсетей все станет лучше. Мои ожидания оказались довольно далеки от истины.

Для начала — я более четко определил шаги, необходимые для ухода. Сначала удалил приложения с телефона. У меня никогда не было Twitter или Snapchat, поэтому бороться пришлось только с Facebook и Instagram. После того, как я избавился от приложений, нужно было решить проблему более фундаментальную. Я знал, что будь у меня хоть какой-то шанс вернуться на эти платформы в момент слабости, я им воспользуюсь, поэтому мне пришлось полностью удалить аккаунты в Facebook и Instagram.

По большому счету, я использовал Facebook и Instagram как фотоархивы. И там были моменты, которые мне не хотелось забывать. Facebook позволяет сохранить весь архив ваших данных, так что я не преминул этим воспользоваться. У Instagram подобной опции не оказалось, поэтому я написал простой скрипт на Python, чтобы сохранить все изображения из моего профиля, а затем спокойно удалить его.

Фазы выхода: первые 90 дней

Я не был прикован к постели и вполне мог выполнять свои обязанности дома и на работе, но в первые 90 дней чувствовал себя дерьмово гораздо чаще, чем обычно, особенно с 15 по 40 день. Я чувствовал смутную депрессию, нависшую над мной, как грозовые тучи, без какой-либо явной причины, возможно, из-за физического недостатка допамина, связанного с отказом от соцсетей.

В этой фазе я испытывал в основном физические симптомы, обусловленные отказом, похожие на те, что наблюдаются у людей, отказавшихся от опиатов (хотя и в гораздо меньших масштабах).

Больше пятидесяти раз в день я рефлекторно хватал телефон и разблокировал его, а мой большой палец рыскал в поисках пропавших приложений. Через несколько недель я научился перехватывать себя до того, как сделаю это, пока не преодолел эту привычку.

В эти первые месяцы начали возникать проблемы реального мира. Я регулярно выступал как музыкант и беспокоился, что не смогу раскрутить свои концерты. Как кто-нибудь узнает, когда я буду играть, если я не могу создать событие на Facebook? Проведя несколько концертов после удаления из соцсетей, я понял, что на самом деле никто не ходит на них только потому, что увидели событие в Facebook — люди, которые собирались прийти, придут в любом случае.

Остальная часть года: дни 91-365

После первых 90 дней остаток года прошел в основном спокойно с точки зрения воздержания от социальных сетей. За это время возник только один важный философский вопрос:

«Зачем я фотографирую?»

У меня все еще нет хорошего ответа на него. Я пользовался социальными сетями со времен учебы в средней школе, а это было в 2004 году, то есть 15 лет назад. С тех пор единственная причина, по которой я делал фотографии, — поделиться ими в социальных сетях. Если рассуждать об этом дальше и более откровенно, единственная причина, по которой я делал фото последние 15 лет, — чтобы спокойно публиковать их в общедоступном месте, где никто над ними не посмеется.

Я думаю, что мне нравится делать фото, потому что они выглядят эстетично или служат напоминаниями о некоторых жизненных событиях, но я не совсем уверен, время покажет. Этот вопрос примечателен тем, что он порождает еще больше вопросов. «Зачем я делаю фотографии?» «Зачем мне нужна высококачественная камера высокого разрешения?» «Зачем мне нужен хороший смартфон, основная цель которого — фотографировать и взаимодействовать с социальными сетями?» У меня по-прежнему iPhone XR, но я пользуюсь им, поскольку уже купил его. Я знаю, что мне он не нужен. Чтобы удовлетворить все мои потребности, достаточно чего-то вроде iPhone 7. Я собираюсь пользоваться XR много лет и купить «прошлогоднюю модель», когда он сломается.

Выводы

Многие аспекты моей жизни, связанные с социальными сетями, теперь изменились — я не уверен, что они стали лучше, они просто другие. Но я могу с уверенностью сказать, что предпочитаю то, что есть, тому, что было в прошлом году. Я не думаю, что когда-нибудь вернусь в социальные сети. Не вижу в этом смысла. Отказавшись от них на некоторое время и трезво взглянув на все со стороны, я думаю, что это насильственные отношения — миллионы работников собирают данные для технологических гигантов, а те пользуются ими и зарабатывают на них деньги. Мне кажется, мы стали забывать, как мы общались до социальных сетей — не все было идеально, но было вполне хорошо.

Ваш опыт может оказаться другим. Я не утверждаю, что уход из социальных сетей полезен для всех. Я думаю, что они значительно снижают качество жизни, но я всего лишь один из множества.

Вот несколько ключевых выводов по тем сферам жизни, которые я надеялся улучшить с помощью этого эксперимента.

Польза для психического здоровья

Я чувствую, что гораздо меньше отвлекаюсь. Я могу сохранять концентрацию лучше, чем когда-либо. Правда, я участвовал в тысяче медитаций в прошлом году, поэтому не уверен, что больше повлияло на результат, но догадываюсь, что избавление от социальных сетей помогло. Благодаря повышению внимательности я смог увидеть несколько личностей внутри себя. «Инстаграмное я» было слегка измененной версией моего обычного «я». То же самое с Facebook. Вероятно, у каждого из нас это встречается в определенной степени. Ваше «рабочее я», вероятно, немного отличается от вашего «я с друзьями», но, надеюсь, что диапазон различий не слишком велик. Вы и ваши «я» в социальных сетях понимают: все, что вы публикуете, находится там постоянно. Это добавляет стресса.

В какой-то степени я все еще испытываю страх упустить что-то важное, находясь вне соцсетей, хотя это часто проходит довольно быстро и не отражается в значительной степени на эмоциональном уровне.

Улучшение межличностных отношений

Знаете, что еще выматывает? Притворяться, что заботишься о людях, на которых тебе наплевать. Может быть, вы просто лучше, чем я, и искренне и глубоко переживаете обо всех, с кем «дружите» в Facebook. Я нет. У меня было почти 1000 друзей, и реально меня волновали дела всего лишь 2% из них. Это означает, что я лицемерил в 98% случаев.

Я не думаю, что у меня много друзей, но это меня совсем не беспокоит. Я активно поддерживаю (именно активно) около 10 дружеских контактов, не считая семью, и это хорошее число для меня. Мне потребовалось много времени, чтобы свыкнуться с этим. Долгое время я задавался вопросом, почему не горжусь тем, что у меня всего 10 настоящих друзей. Я понял ответ, когда моя девушка показала мне что-то в своем Instagram. Instagram и другие социальные сети отображают количество друзей. Единственная логическая причина, почему это делается, — чтобы заставить переживать из-за того, что ваше число меньше, чем у других людей, ведь в противном случае зачем им с гордостью демонстрировать эту цифру другим пользователям вверху страницы профиля?

Я доволен своими дружескими отношениями. Они здоровые, взаимные и реальные.

Присутствие

Я чувствую, что моя реальность не так опосредована, как у пользователей социальных сетей. Я не оцениваю окружающее визуально в качестве потенциальных фотографий для публикации (чтобы получить одобрение других людей), я просто смотрю и вижу. Когда у меня есть идеи, которые я считаю хорошими, я не просто вывешиваю их как «обновление статуса». Я мариную их, изучаю неделями или месяцами и записываю, когда хочу опубликовать их. Обычно же они просто идут в блокнот.

«Не торчи на собственной дури». Почему владельцы соцсетей не пользуются соцсетями


Разработчики платформ, похожих на Facebook, признаются, что они создавались таким образом, чтобы вызывать зависимость. Должны ли мы последовать примеру управленцев соцсетей и отказаться от их использования? И способны ли на это простые смертные?
Марк Цукерберг не пользуется Facebook так же, как обычные люди. Согласно информации Bloomberg, у 33-летнего главы корпорации есть команда из 12 модераторов, удаляющих комментарии и спам с его страницы. «Небольшое количество» служащих помогают ему писать посты и составляют речи, несколько профессиональных фотографов делают тщательно подготовленные снимки с его встреч с ветеранами в Кентукки, владельцами малых предприятий в Миссури или торговцами чизстейков в Филадельфии.
Наличие в Facebook возможности по ограничению доступа к записям означает, что простые смертные не видят приватные посты из хроники Цукерберга, однако сложно представить, что он влезает в спор из-за расистского поста с мемом против мигрантов. И так ведет себя не только Цукерберг. Никто из ключевых руководителей компании не имеет «нормального» присутствия в Facebook — их нельзя добавить в друзья, они редко делают публичные записи и хранят приватной часть информации, которую платформа по умолчанию предлагает делать открытой, например, количество друзей.
В твиттере та же самая история. Из девяти руководителей высшего звена только четверо оставляют твиты в среднем чаще одного раза в день. Нед Сигал, финансовый директор, шесть лет зарегистрирован на сайте и отправляет твиты реже двух раз в месяц. Джек Дорси, один из основателей компании, относительно активный пользователь сервиса, сделал 23 тысячи твитов с момента запуска сайта, однако это намного меньше того, сколько твитов за тот же период оставили более-менее постоянные юзеры. Дорси редко отвечает незнакомым людям и избегает дискуссий и споров. Он не комментирует вживую телешоу или спортивные соревнования. В общем-то, на самом деле он не «пользуется» твиттером, просто делает записи время от времени.
Эта модель поведения повторяется во всей отрасли. Несмотря на столь популярную идею об использовании собственных продуктов, самыми преданными пользователями соцсетей редко оказываются те, кто ими управляет.
Я маниакальный пользователей соцсетей и оставил 140 тысяч твитов с того момента, как зарегистрировался в нем в апреле 2007 года — в шесть раз больше, чем Джек Дорси. Каждый день использую инстаграм, Snapchat и Reddit. У меня есть аккаунты в Ello, Peach и Mastodon (помните таких? Нет? Не переживайте). Три года назад мне удалось уйти из Facebook. Я с него слез, удалил аккаунт в момент просветления, когда понял, как он заставляет меня чувствовать и действовать. Никогда об этом не жалел, но не смог провернуть подобный трюк во второй раз.
Одно время я смотрел на руководителей соцсетей и меня раздражало, что они не понимают устройства своих собственных сайтов. Обычные пользователи находят ошибки, уязвимости, видят плохие дизайнерские решения, которые управленцы никогда не поймут, если сами не пользуются сайтом. Как, задавался я вопросом, они могут создать лучший в мире продукт, если не пользуются соцсетями так же, как обычные люди?
Сейчас мне в голову приходит другой вопрос: что такого знают они, чего не знаем мы?
Шон Паркер, президент-учредитель Facebook, нарушил омерту в октябре прошлого года, сообщив на конференции в Филадельфии, что он «в некотором роде сознательный противник» социальных сетей.
«Рассуждения при создании этих приложений — и Facebook был первым из них — были такими: „Как нам поглотить как можно больше вашего времени и сознательного внимания?“ Для этого мы должны давать вам дозу дофамина время от времени, потому что кто-то „лайкнул“ или оставил комментарий к вашей фотографии, посту или чему-то еще. Что в свою очередь заставит вас выкладывать больше контента, за который вы получите еще больше лайков и комментариев», — рассказал Паркер.
«Это замкнутая цепочка социального подтверждения. Именно то, что придумал бы такой программист, как я сам, чтобы использовать уязвимость в человеческой психологии. Изобретатели, творцы — я, Марк Цукерберг, Кевин Систром из Instagram, все эти люди — осознают этот принцип. И все равно создали такой продукт».
Месяц спустя к Паркеру присоединился другой противник Facebook, Чамат Палихапития, бывший вице-президент компании, занимавшийся увеличением количества пользователей соцсети.

«Краткосрочная замкнутая цепочка обратной связи, созданная нами и приведенная в действие дофамином, уничтожает обычное функционирование социума. Здесь нет дискуссии с целью достижения взаимопонимания, нет взаимодействия — есть дезинформация, ложь, — сказал Палихапития на конференции в Стэнфорде, Калифорния. — И сейчас речь не о российской пропаганде. Это глобальная проблема, которая разрушает базовые принципы общения людей. Я могу контролировать свое решение, и оно заключается в том, чтобы не пользоваться этим дерьмом. Я могу контролировать решения своих детей, которым тоже не разрешается использовать это дерьмо».
Заявления Палихапитии привели Facebook в такое замешательство, что компания опубликовала пресс-релиз, в котором признала свои прошлые неудачи — редкий шаг со стороны компании, которая, несмотря на миссию «объединять людей», печально известна замалчиванием своих недостатков.
«Когда Чамат работал в Facebook, мы были сосредоточены на создании новых возможностей социальной сети и росте по всему миру, — сказала пресс-атташе. — Facebook в то время был другой компанией, нежели сейчас. Вместе с этим ростом мы осознали, насколько увеличилась наша ответственность. Мы очень серьезно воспринимаем свою роль и много работаем над тем, чтобы быть лучше».
Несколько дней спустя сайт сделал более интересный ход и опубликовал результаты исследования, в котором говорилось, что Facebook заставляет пользователей чувствовать себя плохо, но только тогда, когда они делают мало записей.
«В целом, когда люди много времени пассивно поглощают информацию — читают, но не взаимодействуют с другими, они говорят, что после этого чувствуют себя хуже, — сообщили два научных сотрудника Facebook в обзоре существующих работ на данную тему. С другой стороны, „активное взаимодействие с людьми — особенно обмен сообщениями, записями и комментариями с близкими друзьями и воспоминания об общении в прошлом — связан с улучшением благополучия“.
Как удобно.
По мнению Адама Альтера, психолога и автора исследования о технологической зависимости под названием «Неотразимый», вопрос о том, делают ли соцсети вас счастливыми или мрачными в краткосрочной перспективе, почти не актуален. Более глубокий вопрос в том, что вы пользуетесь ими навязчиво или даже страдаете от зависимости.
«Понятие зависимости используется более широко и касается большего числа поведенческих схем, чем мы полагаем, и таким образом применимо к большему количеству людей, — говорит Альтер. — Почти половина взрослого населения имеет как минимум одну поведенческую зависимость. Немногие из нас страдают от пристрастия к каким-либо веществам, но в устройстве современного мира очень много поведенческих схем, против которых нам сложно устоять, и многие из нас развивают саморазрушительную привязанность к привычкам, которые граничат или становятся зависимостями».
Альтер утверждает, что эти зависимости не появляются на ровном месте. Наоборот, это прямой результат намерения таких компаний, как Facebook и Twitter, создающих «цепляющие» продукты, к которым мы хотим вернуться снова и снова.

«Компании, производящие данные продукты, в особенности очень большие технологические корпорации, вкладывают в них намерение зацепить аудиторию. Они делают все возможное, чтобы мы тратили на их программы и приложения как можно больше времени, но вовсе не заботятся о сохранении нашего благополучия. В этом их ключевая цель: она не в том, чтобы создать продукт, который будет приносить людям удовольствие, и поэтому станет давать прибыль; а в том, чтобы сделать продукт, от которого люди не могут отказаться, и поэтому он будет приносить прибыль.
Что подразумевают Паркер и Палихапития, так это то, что компании, с которыми они лично имели дело на самом высоком уровне еще во времена их становления, создавались по принципу: „Мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы взломать человеческую психологию, понять, что заставляет людей быть вовлеченными, и использовать эти техники не для того, чтобы сделать их счастливее, а чтобы максимизировать вовлеченность“. И это именно то, что они делают», — считает Альтер.
Паркер и Палихапития не единственные резиденты Силиконовой долины, откровенничающие о своем беспокойстве относительно природы современных технологий, вызывающих привыкание. Как сообщалось в октябре, все большее число программистов и инженеров увольняются из-за негативных последствий, которые влечет их работа. Начиная от Криса Марселлино, одного из создателей системы пуш-уведомлений Apple, до Лорена Бритчера, который сейчас занимается постройкой своего дома в Нью-Джерси, а ранее придумал действие «потянуть для обновления», превращающее многие приложения в миниатюрные игровые автоматы. У многих разработчиков пользовательских интерфейсов появились сомнения.
Другие осознали то же самое, но решили воспользоваться этой несуразностью. Например, компания Dopamine Labs из Лос-Анджелеса предлагает сервис, персонализирующий «моменты радости» в приложениях, где оно используется. Компания обещает своим клиентам: «Ваши пользователи будут тосковать по нему. И они будут тосковать по вам».
В таком случае управленцы соцсетей всего-навсего следуют правилу наркоторговцев и дилеров — четвертой из «Десяти крэк-заповедей» в песне хип-хопера The Notorious B.I.G.: «Никогда не торчи на собственной дури».
«Многие управленцы крупных айти-компаний очень осторожны с использованием технологий в личной жизни, с тем, как они разрешают пользоваться ими своим детям, с доступом детей к мониторам, различным приложениям и программам. Но затем некоторые из них поднимаются на сцену для выступления и говорят: „Это величайший продукт всех времен“. Но если вы изучите проблему, то увидите, что они не разрешают своим детям использовать тот же самый продукт», — говорит Альтер.
В январе исполнительный директор Apple Тим Кук сказал: «У меня нет детей, но есть племянник, для которого я установил ограничения. Некоторые вещи не позволяю. Я не хочу, чтобы они были в соцсетях.
Технология сама по себе не может быть хорошей или плохой. Нужны люди, чтобы убедиться, что вы поступаете с ними правильно. И люди нужны в процессе разработки, чтобы убедиться в том, что создается правильный продукт».

Альтер говорит, что классический пример такого подхода — Стив Джобс, предшественник Кука, который «рассказывал обо всех достоинствах iPad, а потом даже близко не подпускал к нему своих детей».
«Дети им не пользуются. Мы ограничиваем детей в использовании технологий дома», — говорил Джобс журналисту The New York Times спустя несколько месяцев после появления iPad.
И не только дети.
«Вы можете заметить это в поведении управленцев. Мне кажется, что Джек Дорси очень осторожен с тем, сколько времени он проводит в твиттере. Очевидно, что это занятой человек, с большой загрузкой, и, вероятно, его отвлекают другие заботы, поэтому он может оторвать себя от сайта.
Но этого нельзя сказать обо всех пользователях твиттера — многие полагают, что они „подсели“, если использовать разговорное выражение. Можно считать эту зависимость клинической или нет, но пользователи чувствуют, что могли бы проводить в нем меньше времени, потому что он разрушает их благополучие. И я думаю, что это верно: для многих пользователей твиттер — это черная дыра, которая затягивает вас, и очень трудно прекратить им пользоваться».
Именно таковы мои мысли о твиттере. Я хотел сократить время его использования — после того, как понял, сколько времени провожу в нем, пялясь на ленту с краткими изречениями, которые варьируются от немного забавных до слегка травмирующих психику. Я удалил 133 тысячи твитов в попытке ослабить чувство, что не способен отказаться от чего-то, на что потратил столько времени. Удалил приложение с телефона и компьютера, чтобы сидеть в нем только через браузер. Неоднократно устраивал паузы, но все равно возвращался.
Одно дело — быть ребенком под защитой родителей, ограждающих тебя от технологий. Совсем другое — жить так, как будто ты руководитель технологической компании, и отражать совместные усилия тысяч умнейших людей всего мира, которые хотят внушить тебе желание открывать приложение каждый день. Я не одинок в этой борьбе.
Кевин Холеш, фрилансер-разработчик, один из тех, кто пытался уменьшить время использования приложений. Он написал программу Moment, которая отслеживает, сколько времени вы проводите с телефоном. Для обычного пользователя это больше трех часов в день. Статистики было достаточно для того, чтобы у него появилось стремление к переменам.
«Как только у меня были готовы данные, они сами по себе помогли меньше пользоваться смартфоном. С тех пор я сделал несколько шагов в этом направлении, но даже увидеть цифры — это уже была половина дела. Увиденные цифры на самом деле изменили мое отношение. Я больше часа в день не занимался ничем продуктивным, лишь тратил время попусту», — говорит он.
Холеш в конце концов удалил аккаунты из всех социальных сетей, а рабочую электронную почту — с телефона.
«Этот шаг помог мне больше всего — всего лишь отсутствие в зоне доступности. Сначала моя задача была в том, чтобы понять, какое количество времяпровождения с телефоном делает тебя счастливым. Но сейчас практикую более экстремальный подход, меньше волнуюсь из-за новостей или провокационных постов моего дяди в Facebook. Я обнаружил, что у меня лучше получается общаться старыми методами».

Альтер говорит, что сила воли может помочь в определенной степени, но в то же время отсутствие электроники, доступной для случайного, бездумного использования, может быть еще лучше. Однако в конечном счете избавиться от зависимости сложно в одиночку.
«Может ли так случиться, что через 20 лет мы взглянем на нынешнее поколение детей и скажем: „Смотрите, в социальном плане они отличаются от предыдущих поколений, и это большая проблема. Может быть, нам нужно регулировать их поведение?“ Или, вдруг, мы оглянемся назад и скажем: „Я не знаю, из-за чего была вся эта шумиха, не понимаю, почему мы так беспокоились“. До тех пор, пока не мы получим какие-либо данные, пока не появятся факты, думаю, будет сложно изменить поведение людей в массе», — говорит Альтер.
Если у вас не получается заставить себя сократить время использования соцсетей, вы можете последовать примеру Цукерберга и нанять команду из 12 человек, которые сделают это за вас. Может быть, это будет не так дешево и легко, как удаление страницы в Facebook, но, наверное, проще.

Девушка, которая застряла в паутине (фильм 2018) смотреть онлайн

Разочаровавшись в чувствах Микаэля Блумквиста, Лисбет Саландер пропадает из поля зрения журналиста, но при этом продолжает активную борьбу с мужчинами, притесняющими женщин. Душевные раны, полученные в детстве, продолжают преследовать Лис, но девушка отгораживается от них, завоевывая репутацию безжалостного борца со злом. Однажды к хакеру обращается разработчик программного обеспечения для АНБ, Франс Бальдер. Разработчик, просит Саландер выкрасть у американцев созданную им программу, которая может получить доступ к управлению любой ядерной ракетой через спутниковую сеть. Франс боится, что разработанная им программа может стать причиной ядерного кризиса, поэтому хочет ее уничтожить. Лисбет соглашается помочь, и ей даже удается украсть «Файрфолл», взломав систему безопасности АНБ. Агент Эд Ниман отправляется в Швецию, чтобы найти похитителя, а хакер тем временем подвергается атаке неизвестных злодеев. Чудом выжив, после взрыва собственного дома, Лис обращается за помощью к Микаэлю Блунквисту, и начинает собственные поиски злодеев. Преступники не останавливаются на краже файла, теперь им нужен сын Бальдера, который единственный знает пароль к «Файрфоллу».

Девушка, которая всем надоела

После шведской кинотрилогии, снятой по трем книгам Ларссона датчанином Нильсом Арденом Оплевом (это тот, который недавно сварганил дурацкую хоррор-версию «Коматозников»), свой вариант первой части — с новым актерским составом, но от этого не менее бессмысленный — представил Дэвид Финчер.

Писатель к тому времени давно умер и пик своей славы не застал, но доение миллионов фанатов «скандинавского нуара» — дело чрезвычайно прибыльное, так что издатели не стали хоронить Лисбет вместе с ее создателем и предложили журналисту Лагенкранцу, прославившемуся соавторством биографии футбольного идола Швеции Златана Ибрагимовича, продолжить варганить бесхитростную беллетристику, замешанную на перманентной скандинавской депрессии, бесконечных женских страданиях и назойливом феминистском реваншизме. Чем он и занялся, к сегодняшнему дню накропав уже две книжки, за которыми в скором времени последует третья.

Очевидно, придя к выводу, что с литературного наследия Ларссона хватит двух подходов, кинобоссы из Sony положились при эксгумации франшизы (учитывая рыночную конъюнктуру — конечно, неизбежной) на «свежий взгляд» Лагенкранца, взяв за основу нового фильма о Лисбет его первую книгу «Девушка, которая застряла в паутине» (в оригинальном названии романа опять нет ни девушки, ни паутины, зато в английском — есть, поэтому по экрану всё ползают пауки, неистово символизирующие опасность и коварство современных технологий).

Как и у Ларссона, давшего первой книге такую обезоруживающе прямолинейную вывеску, история Лагенкранца мало чем отличается от другой подобной продукции, коей скандинавские страны завалили планету, — взять хотя бы детективчики норвежца Ю Несбё (в прошлом году мы имели несчастье посмотреть прескверную экранизацию одного из них).

Мужчины, которые ненавидят женщин, — они везде. И они действительно ненавидят. Исступленно и изобретательно (не все, впрочем: есть вот, например, классный парень — журналист Микаэль Блумквист, но здесь он уже окончательно превратился в элемент интерьера). Поэтому вселенной Ларссона-Лагенкранца нужен герой. Хорошо, что есть Лисбет Саландер. Умная, смелая, сильная — и, разумеется, независимая. К ее недостаткам можно отнести разве что идиотский костюм застрявшей в пубертатном возрасте фанатки группы HIM. Ну да супергероине нелепый прикид вполне простителен и даже в некоторой степени необходим.

Защитница слабого пола (Нуми Рапас и Руни Мару сменила Клэр Фой из «Не в себе», «Человека на Луне» и «Короны») носится по столице Швеции, ставит на место распоясавшихся мужланов весьма радикальными методами, не испытывая при этом особых проблем с властями. И все бы ничего, но от благородной миссии ее отвлекает пренеприятная ситуация, в которую ее угораздило вляпаться. Неосмотрительно решив подработать похищением по удаленке у американских спецслужб (это ж как два пальца облизать) Очень Секретного Файла, в пару кликов предоставляющего доступ ко всем (ко всем!) ядерным установкам планеты, Лисбет оказывается в центре противостояния влиятельных конкурирующих сил. Одну из которых контролирует — ба-бац! — ее родная сестра. С которой у Лисбет, ясное дело, непростые отношения (вдруг вы уже успели соскучиться по Саге Нурен). И с которой в комплекте идет еще один замечательный русский бандит — злобный киллер по кличке Otravita.

«Какая еще сестра, у нее же был только мертвый брат?» — возможно, спросят те, кто знаком с написанным Ларссоном. Но раз они готовы принять немецкого брата-великана от русского отца-бандита, то и невесть откуда взявшаяся, съехавшая с катушек и мечтающая взорвать мир к чертям собачьим сестрица вряд ли их слишком смутит. К тому же с катушек она съехала не сама по себе, естественно, а из-за папаши. Который — вы помните — ненавидит женщин. А это, как предполагается, ее немного оправдывает и заставляет ей чуть-чуть сочувствовать. Или вы сексист? И ненавидите женщин? А?

Режиссировать эту тенденциозно-конъюнктурную чушь взялся, казалось бы, далекий от зябких скандинавских страданий уругваец Федерико Альварес. Человек, подаривший нам один из лучших хорроров последних лет «Не дыши» и неплохо перезапустивший «Зловещих мертвецов» в 2013-м, постарался компенсировать критическую нехватку здравого смысла и адекватной мотивации лихим экшном а-ля бондиана (как будто бюджетных шпионских суррогатов сейчас недостаточно снимают). На время быстрая езда и взрывы смогут отвлечь от скуки, навеваемой многочисленными панорамами ночного Стокгольма (скандинавский же нуар, ну). И даже немного развлечь. Но только при условии полного игнорирования дебильного сюжета. А это сложно.

admin

Поadmin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *