Телеведущая из новосибирска

Дек 21, 2019 Статьи

Телеведущая из новосибирска

Галина Целищева: «У многих ведущих настолько слабые мышцы рта, что они комкают слова и звуки»

Галина Арсеньевна Целищева, одна из первых дикторов новосибирского телевидения, поделилась опытом, который она приобрела в ремесле длиною в жизнь.

— Галина Арсеньевна, расскажите, как начиналась ваша профессиональная деятельность?

— Меня пригласили на новосибирское телевидение провести передачу о пользе утренней гимнастики. В мои задачи входило комментировать упражнения, которые делали спортсмены. Мне дали текст, сказали прочитать его, как только загорится огонек. Я так и сделала. Когда закончилась передача, меня пригласили работать диктором. Я, конечно, была очень удивлена и растеряна. У нас никто ничего не знал об этой профессии. А я была вторым диктором, в то время у нас был единственный диктор, Лилия Луцко. Дикторская работа начиналась очень тяжело, потому что приходилось работать над словом, очень много читать, для ведущего важно быть эрудированным. Наша беда была в том, что когда мы начинали, читали буквально все передачи. Мы вели детские, литературные, музыкальные, сельскохозяйственные, политические программы.

— Как дикторы выходили из такого сложного положения?

— Поначалу с этим мирились. Время шло, телевидение росло, и мы пришли к выводу, что необходимо разделение на специализации. На телевидении Москвы выступали люди, которые досконально знали свое дело. Рязанов отлично знал кино, Белянчикова  врач, Дроздов с программой «Животный мир»… Специалисты своего дела садились в кадр. Позже возникла необходимость привлечения журналистов в телевизионную деятельность. Начали привлекать, выяснилось, что журналисты не умеют говорить. Появилась задача научить журналистов дикторскому мастерству.

— Почему получилось так, что современные журналисты не умеют правильно говорить в эфире?

— Потому что изначально их учили не правильно, а быстро говорить, а это ни в коем случае не допустимо! Сначала нужно научить человека говорить четко, чтобы он произносил каждую букву, каждый звук правильно. В русском языке есть масса слов, в которых из-за одной буквы меняется смысл слова.

— Расскажите об особенностях работы диктора…

— Диктор обязательно должен понимать каждое слово, которое написано в тексте. Нельзя выступать, читая с листка. Умение вести интервью для дикторов тоже очень важно. Нужно уметь работать с людьми. Это всегда было самым сложным, ведь от человека не знаешь, что ожидать, самоконтроль был в то время жесточайший. Трудно было вести КВНы. Но это была такая отдача, после подобных передач мы уставали физически, но получали такое удовлетворение, как будто сделали большое великое дело.

— Где и у кого учились дикторы?

— Я никогда не забуду, как ездила на семинар по Владивосток, мы учились с дикторами всей сибирской зоны (Магадан, Иркутск, Красноярск, Томск). Мы ездили в Москву на семинары, на которых нас учили правильному дыханию. Я занималась с Левитаном и Высоцкой. Нас приучали к культуре речи, поведения, это тоже накладывало большой отпечаток на нас.

— Действительно ли дикторы были ограничены в проявлении эмоций при проведении передач?

— Да, когда мы начинали, мы не имели права выражать эмоции. У меня был случай, наглядно это демонстрирующий. В конце программы мы читали погоду. И вот однажды я, читая прогноз, радостно говорю о хорошей погоде на майские праздники. Мне сделали за это огромный выговор! Лучше выражать себя, но не перехлестывать.

— Вы работали диктором и до появления записи передач. Как вы относитесь к записи программ?

— Когда появилась запись, это в какой-то мере стало даже хуже, потому что когда мы выступали в прямой эфир, мы чувствовали большую ответственность, было напряжение всех внутренних сил, мы не могли допустить ни одной ошибки. Конечно, бывали казусы, нам их прощали, но мы не могли себе их простить. Поэтому я поражаюсь тому, как много ошибок допускают сейчас ведущие.

— Какие ошибки современных ведущих, по вашему мнению, необходимы к исправлению?

— В ударениях и логике речи. Ведущие рвут предложения на части. В середине предложения ставить точку нельзя, наша русская речь льется плавно, и предложения бывают очень большие. Нужно иметь хорошее дыхание, чтобы не хватать воздух. Ведущему необходимо четко произносить звуки, не съедать окончания, говорить грамотно.

— Какие правила необходимо знать телеведущему?

— Прежде всего, телеведущему нужно быть хорошим диктором. Не нужно многословия, заикания и слов паразитов. Самое главное – много читать и читать только вслух. Это развивает речь, мышцы рта. У многих ведущих настолько слабые мышцы рта, что они комкают все слова, звуки. Для ведущего необходимо самообразование. Должен быть девиз – «Познавать, познавать и познавать». Необходимо работать над русским языком.

— Расскажите, в чем секрет успеха работы на телевидении?

— Со временем я для себя открыла, что не нужно слушать всех, нужно быть самим собой, пропускать информацию через себя, думать, как бы ты рассказал об этом. Вкладывать в подачу информации свой индивидуальный подход.

— Что, по вашему мнению, ожидает новосибирское телевидение в будущем?

— Я боюсь об этом думать, если современные ведущие не возьмутся за русский язык. Сейчас в передачах делают очень много ошибок, я просто прихожу в ужас и страдаю, вспоминая, какое телевидение было раньше, когда мы только начинали. Хотя мы не были специалистами и не знали, как правильно вести передачи, но мы были все грамотными и стремились к этому. И если делали какие-то ошибки, это для нас было событием. А сейчас это в порядке вещей. Поэтому сейчас нужно поднимать культуру русского языка.

Подготовила Эвита Коваленко

О, надо же, тут можно про телеканал отзыв написать.

Как-то с полгода назад включила в кои-то веки телевизор, который стал показывать мне 49 канал, ну и решила я понаблюдать, что же у нас в Новосибирске делают за телевидение.

Уважаемые журналисты 49-ого канала, у меня к вам есть один большой вопрос: вам не стыдно за элементарнейшие ошибки в речи и в закадровых текстах? Мне вот стыдно это слушать, правда. Перед окончанием предложения с деепричастным оборотом вообще всегда напрягаюсь и жду анаколуфа, в большинстве случаев ожидания меня не обманывают. Когда журналист не умеет даже в несложном предложении слова друг с другом правильно согласовать — это же профнепригодность.

Неизменно умиляет тон новостей, он, как правило, обвинительный. Обвиняют местные власти в бездействии, либо в том, что что-то делается неправильно. Мне всегда казалось, что для новостных передач выбирается нейтральный тон. Ну и забавляет факт, что человек, который вообще неспособен петь, судит конкурс вокалистов. Нет, ну правда, ну как такое возможно?:) А еще набор демонстрирующихся фильмов чрезвычайно скудный, а реклама этих фильмов… такая, на любителя.

Музыкальные номера… Ну, видели многие, наверное, да? Машина времени в 90-е, а то и в 80-е. Немного неловко смотреть, честно говоря.

Определенно стоит не выпускать девушек с прогнозом погоды в том, в чем они выходят, а подбирать для них приличную одежду.

Много еще чего могла бы сказать, но диванным критиком выглядеть не хочется, я не знаю, смогла бы я сама намного лучше делать то, к чему у меня еще есть придирки, смогла бы сделать все менее местечковым и провинциальным или нет, я просто не пробовала. Но над тем, чтобы тексты были грамотные в эфире, точно не только несложно, но и необходимо поработать, уже будет гораздо приятнее смотреть вас.

Вот. Теперь, пожалуй, буду включать канал только чтобы посмотреть температуру за бортом, как правило, цифра близка к тому, что в действительности. Ну фильм какой-нибудь хороший можно еще посмотреть.

Ася Гойзман

Родилась в Новокузнецке. Училась в КемГУ на журфаке, попутно работала в Агентстве информации Кузбасса. На пятом курсе уехала в родной Новокузнецк и стала ведущей и корреспондентом на «Апексе».

— Через полтора года мне стало грустно и печально от мысли, что я всю жизнь проживу пусть и в родном и любимом, но грязном и сером городе. И мы с мужем приняли решение перебраться поближе к Европе, в Калининград. Чудесный уютный город, песчаные пляжи, сосны… Там я стала снимать репортажи для федеральных каналов. А потом меня пригласили в Москву.

Так Ася попала в столицу. Приняли ее замечательно.

— Взяли за руку, показали, где брать кассеты, где сидят монтажеры, где столовая и

где туалет. А что еще надо для успешной работы?

— Работа собачья, тяжелая, но невероятно интересная. Объездила за 10 лет огромное количество городов и деревень. О родном Новокузнецке вспоминаю редко, но всегда с теплом. Счастливое детство, родительский дом, бабушкины пирожки, любимые учителя… А вот Кемерово — это мой страшный сон, который я с удовольствием бы забыла навсегда. Нигде и никогда мне не было так плохо, холодно и голодно, как в Кемерове. Наверное, потому, что своего угла у нас там не было, а я не создана для голодной студенческой жизни в общежитиях и комнатах гостиничного типа. Хотя с некоторыми людьми с удовольствием выпила бы чашечку кофе.

Елена Битюкова

Родилась в Ленинске-Кузнецком, окончила педагогический колледж, затем Новокузнецкую педагогическую академию, но учителем так и не стала. Потому что заболела журналистикой. Случилось это еще в студенчестве, когда Лену пригласили в молодежную программу «МОСТ» на «Ленинск ТВ». Так и закрутилось-завертелось.

— Отправила свою кассету на один из московских каналов, а именно на «Столицу». И — о, чудо!!! — меня пригласили в качестве ведущей. Без раздумий согласилась!!! Конечно, тяжело было уезжать из Кузбасса — ведь там все мои родственники, самые близкие мне люди. Но цель была поставлена. И я уехала.

Проработав год на «Столице», Лена заинтересовалась радио.

— В это время как раз в Москве открывалось первое деловое радио в России «Бизнес-ФМ». А все новое всегда увлекает, тем более, когда начинаешь с нуля. И мне очень повезло, что я оказалась в этой команде настоящих профессионалов.

Но все-таки о ТВ я никогда не забывала. И в апреле 2008 года меня смогли вновь увидеть и в Кузбассе. И уже почти два года я — ведущая на телеканале «Вести».

Мария Байдина

Родилась в Кемерове. Окончила Кемеровский государственный университет по специальности журналистика.

А в 2007-м, когда в Кемерове проходил чемпионат мира по хоккею с мячом, поняла, что достигла предела своих журналистских способностей в этом городе. Что выше ей здесь уже не подняться. И уехала в Москву. Конечно, не просто так — пригласили коллеги с федерального канала «Спорт». Но уезжала Мария внезапно и скоропостижно.

— Я даже не рассчиталась с работы — просто взяла и уехала. На работе к этому отнеслись довольно лояльно, даже предложили взять отпуск за свой счет. Чтобы я, как следует, все обдумала…

Перемены оказались не простыми. Первое время пришлось довольно тяжело.

— Москва — тяжелый город для провинциала, суетной. На работе я попала в совершенно другое пространство: более профессиональное, более уровневое. Здесь все было не так просто. Я год сомневалась — может, мне уехать. Но потом на работе все устаканилось, и я осталась.

Устаканилось — не то слово. Проработав всего полтора года на спортивном канале, Мария сумела попасть в команду топовых корреспондентов, отправившихся на летнюю Олимпиаду в Пекин!

— А для спортивного журналиста, как и для спортсмена, Олимпиада — такой стимул! Каждый спортивный корреспондент мечтает там побывать.

Мы от души поздравляем всех наших телевизионных коллег с праздником, желаем профессиональных успехов и покорения новых высот!

Анастасия Журавлева:
О текиле, прическах
и любимом мужчине

Фото Владимира ДУБРОВСКОГО

Телевизионная карьера звезды новосибирского телеэкрана Анастасии Журавлевой началась в 1970 году, когда ей исполнилось… четыре года. Она стала ведущей еженедельной образовательной программы для дошкольников «Азбука Буратино».

С «Азбуки» и началась наша беседа с Настей.

— Настя, гонорар вам выплачивали?

— Я знала, что мне причитаются какие-то деньги, но понятно, что их получала мама.

— Как складывалась дальнейшая карьера?

— В школьные годы вела две детские телепрограммы: «Здравствуй, лето» и «Делай так, делай так и вот так». Когда исполнилось четырнадцать, мама сказала: «Хватит эксплуатировать один и тот же имидж. Пора начинать работать головой». В 83-м году поступила на телевидение помощником режиссера. Потом работала режиссером. Одновременно заочно закончила факультет театроведения Ленинградского института театра, музыки и кинематографии.

Напомним, что Анастасия Журавлева начинала как корреспондент в программе новосибирского телевидения «Панорама», работала на второй «центральной кнопке» в «Вестях», а затем на НТВ. В Новосибирске по-настоящему популярной стала в 91-м, когда организовала и возглавила программу «Бизнес-новости», а затем и ток-шоу «Признание».

В последний раз перед эфиром «Бизнес-новостей». Апрель 1999 г.

Сейчас Журавлева возглавляет телекомпанию РТВ, которая не имеет собственного канала вещания, зато производит известные программы «Хорошо», «Говорят дети», «Перпетум мобиле» на 31-м канале, «Тусовка» на 49-м канале, «Время спорта» на 23-м канале.

Я спросил:

— Если не говорить о присутствующих, какие нынешние ТВ-программы нравятся?

— Из местного ничего не нравится. Телевидение отдано на откуп амбициям политиков, которые сами из себя ничего не представляют.

Впрочем, мы встретились с Настей не для того, чтобы обсуждать профессиональные проблемы.

— Как проводите свободное время?

— С любимым мужчиной. Это не какие-нибудь поездки. Люблю быть с ним дома.

— Готовите ему что-нибудь вкусненькое?

— Я не готовлю. Все делает он. Впрочем, я сейчас на диете. Так что ему не приходится сильно напрягаться — гречка без соли, зеленые яблоки, тыквенные семечки.

— Алкогольные напитки тоже исключаются?

— Нет. Всегда любила текилу. В последнее время открыла для себя крымские портвейны.

— Какие прически предпочитаете?

— Считаю, что прическа — важное обстоятельство в жизни женщины. Голова всегда отражает, что происходит с женщиной в данный момент. У меня сейчас романтический период в жизни, поэтому волосы длинные. Изменятся обстоятельства, изменится и прическа.

— На какой машине ездите?

— На «Марк-II», с водителем. Сама водить не умею.

— Какие книги читаете?

— Из последних сильное впечатление произвели «Одиннадцать минут» Коэльо.

— Ваши планы на будущее?

— Обязательно научусь играть на саксофоне. Я попробовала, и специалисты сказали, что я не безнадежна. Главное, что мне самой это понравилось.

— Анастасия Петровна, сейчас в Новосибирске объявлен конкурс на частоту одного из местных телеканалов. РТВ участвует в нем как учредитель нового телепроекта — «Общественного сибирского телевидения» (ОСТ), созданного накануне конкурса. Получается, в случае победы РТВ прекратит свое существование в нынешнем виде?

— Если ОСТ выиграет конкурс, то программы РТВ будут выходить в эфир этого вещателя. Конечно, развертывание собственного вещания потребует значительных инвестиций, в том числе в оборудование. Но надо понимать, что мы выигрываем у предыдущего вещателя, с которым наверняка сможем договориться об аренде техники. Кроме того, с лицензией на частоту у нас появится больше возможностей получить кредиты. Под гипотетический выигрыш мне как Насте Журавлевой кредит никто не даст. А если ОСТ получит лицензию на вещание, то «автоматически» возникнут договоренности, потому что у нас появится главный источник отдачи денег — наличие такого ресурса, как телевизионный эфир для размещения рекламы.

— Много говорят, что все конкурсы продаются, равно как и получение призов на фестивалях. Вы как непосредственный участник этих мероприятий можете подтвердить или опровергнуть такое мнение?

— В отношении фестивалей я могу заверить, что РТВ для получения грамот никогда ничего не предпринимал. Несколько раз предлагали «посодействовать», но мы не соглашались. Как следствие, очень много наград мы получаем по почте, поскольку наши представители на фестиваль не едут.

Что касается конкурса на частоту. Вы знаете, мне как участнику ни разу не предлагали заплатить за победу на нем какие-то деньги. Может быть, мне было бы проще и заплатить, и я сейчас не кокетничаю. Это вопрос настолько принципиальный, что, наверное, я нашла бы людей, которые поняли меня, и я смогла бы привезти куда надо конверт, ящик или чемодан. Но, к сожалению, даже это не предлагают. Может быть, потому, что уже взяли (а второй раз нечестно), или не берут именно на этом конкурсе. Поскольку возможно, что у его участников и организаторов есть какие-то совпадения в бизнесе или одинаковые политические взгляды.

— В связи с ОСТ не могу не задать следующий вопрос. В этом проекте вы участвуете совместно с Александром Моисеевым, главным редактором «12 канала» телекомпании НТН. При этом вы являетесь советником новосибирского губернатора Виктора Толоконского на общественных началах, а господин Моисеев — оппозиционным ему журналистом. Нет ли здесь противоречия?

— Я не давала власти клятву верности и не писала заявления о приеме в советники Виктора Толоконского. Более того, есть еще один момент: надо разграничивать мое личное отношение к Виктору Александровичу и отношения журналиста и губернатора. Я «выросла» вместе с Толоконским: когда я впервые пришла на телевидение, начиналась его карьера чиновника. Так что некая «личная ответственность» перед этим человеком возникла скорее из-за этих отношений.

Но при этом господин Толоконский о телекомпании со мной не говорил ни разу, эта тема на наших встречах вообще не возникала — как будто ничего не было. Или они прекрасно понимают, что будет происходить на конкурсе, и поэтому не хотят вести переговоры, или поступают достаточно мудро: в случае проигрыша мне будет некому предъявлять претензии. Более того, лично у меня нет ощущения, что я выступаю в оппозиции Толоконскому.

— Какова тематика ваших разговоров с губернатором?

— Как правило, это его работа по взаимодействию со СМИ, культура, экономика и все актуальные проблемы. Раньше мы общались чаще, в последнее время реже. Но это связано не с тем, что у нас испортились отношения. Просто, наверное, обоим некогда.

— Вы были одним из идеологов предвыборного штаба нынешнего губернатора. При этом процессы, связанные со следующими выборами, которые пройдут в начале 2004 года, реально начнутся уже весной. Если вам предложат работать в той же команде, что и три года назад, согласитесь?

— Как журналист в своих материалах: сюжетах, репортажах — я буду поддерживать интересы телезрителя и предоставлять информацию максимально объективно. Как женщина я обращаю внимание на то, кто и как делает мне предложение. Все попытки переговоров, которые предпринимаются на сегодняшний день, когда на меня выходят люди не то что второго, а пятого эшелона, я расцениваю как провокации. Разговаривать с «пятой ногой» я не буду — только с самим претендентом.

— В прошлый раз вы беседовали лично с Виктором Толоконским?

— Если бы он тогда сам не предложил работать в его штабе и не было бы разговора на эту тему, я бы не согласилась.

Для меня как руководителя важно, что будет происходить в области в ближайшее время. Если политические и экономические решения власти не будут противоречить моим принципам, то, возможно, я соглашусь на сотрудничество. Как президент телекомпании я должна учитывать еще один, не менее важный фактор — условия, предлагаемые претендентом. А претендентов может быть много. Посмотрим, кто первый сделает серьезное предложение.

Понятно, что остальные кандидаты тоже должны соблюсти все три условия. Потому что это участие в выборах все-таки должно заканчиваться призовой игрой. Кроме обещанных благоденствий края и области, мне нужны гарантии, что людям, которые работают у меня сейчас, будет где работать после выборов.

Накануне прошлых выборов я, признаться, об этом не говорила. Тогда были действия предыдущего губернатора Виталия Мухи, которые мне не нравились, и был интеллигентный мэр (до своего губернаторства Виктор Толоконский занимал пост мэра Новосибирска. — Е. Е.), который находился в оппозиции. И у Толоконского имелось меньше административных ресурсов, чем у Мухи, поэтому задача была сложная. А мне нравится решать сложные задачи. Все в комплексе позволило мне принять участие в той кампании.

Также для меня важно, в какой команде заниматься выборами. Это четвертый фактор. Часть участников, которые сейчас говорят, что будут заниматься следующими выборами Толоконского, мне глубоко несимпатична. Есть еще и пятое, не менее важное условие. Такие глобальные решения я не принимаю одна. Как всегда, будет собрана основная команда РТВ, и мы вместе дадим ответ, зная плюсы и минусы этого решения.

— В таких вопросах вы советуетесь с партнерами по бизнесу?

— Знаете, я чрезвычайно счастливый человек. Я случайно создала такой имидж совершенно неуправляемой дамы, причем осознала это уже тогда, когда процесс был завершен. Я понимаю, что они принимают меня такой, какая я есть, — со всеми моими политическими и экономическими предпочтениями. Возможно, то или иное решение относительно моего участия в выборах может обострить отношения с кем-то из партнеров. Это означает, что они будут вынуждены принять мою позицию. Или мы перестанем быть партнерами.

— Как, по вашему мнению, складываются взаимоотношения прессы и действующего губернатора — положительно или отрицательно для последнего?

— Я думаю, не очень. Толоконского, насколько я понимаю, удовлетворяют его отношения со СМИ, поскольку в его команде эффективность взаимодействия губернатора с журналистами определяется частотой упоминания и количеством появлений. Но этот критерий — не ключевой для оценки работы со СМИ, как мне кажется.

Я не понимаю, зачем Виктор Александрович постоянно говорит: «Я не занимаюсь выборами». Чем больше он об этом говорит, тем больше людей думают: «Он что-то скрывает». Если же Толоконский действительно этим не занимается, тогда непонятно, как он собирается выигрывать в 2004 году.

Выборы будут не такими легкими, как может показаться. И совершенно неправильно воспринимать Виктора Александровича в качестве абсолютного лидера. Я не знаю, данные каких социологических опросов представляются сегодня Толоконскому. Подозреваю, что сегодня он находится примерно в такой же ситуации, что и Виталий Муха, который чуть ли до предпоследнего дня перед голосованием был полностью уверен в своей победе, поскольку все постоянно говорили ему, как он замечательно выигрывает в опросах. Мне очень печально сознавать, что такая тенденция существует и у Виктора Александровича. Единственное, что меня успокаивает, — Толоконский достаточно молодой человек и не так закоснел, чтобы у него ничего не «екнуло». Во всяком случае, можно на это надеяться.

Выборы для команды Толоконского определенно будут непростыми. Думаю, могут появиться очень интересные комбинации:

— Кто может выдвинуться, как вам кажется? Соперник Виктора Толоконского на прошлых выборах Иван Стариков?

— Безусловно. Думаю, что он будет одним из самых серьезных кандидатов. Полагаю, появится здесь и кто-то третий, неместный: Ведь столько людей сейчас освободилось: Александр Усс (председатель Законодательного собрания Красноярского края, занявший второе место на выборах губернатора края. — Е. Е.), Сергей Глазьев (депутат Госдумы от КПРФ, занявший на тех же выборах третье место. — Е. Е.): На самом деле в фигуре третьего кандидата на пост губернатора Новосибирской области — самая большая интрига будущих выборов. И появление Глазьева — это вопрос не обычного появления коммуниста: ведь он не ортодокс из советских времен, а «продвинутый коммунист». Так что, если Глазьев примет участие в этих выборах, я буду с интересом наблюдать за их ходом.

— Выборы — это не только политика, но еще и финансирование. Каких кандидатов, по вашему мнению, будут поддерживать крупнейшие финансово-промышленные группы?

— Думаю, что очень большое число предпринимателей будет сотрудничать и с одним, и с другим кандидатом.

Руководители предприятий пиар воспринимают неадекватно

— Какую роль в образовании вашей телекомпании сыграл Виктор Игнатов (известный политтехнолог, сенатор Новосибирской области в Совете Федерации, один из лидеров предвыборного штаба нынешнего губернатора)?

— Виктор Игнатов — это человек, благодаря которому я устояла на ногах после ухода с ГТРК «Новосибирск» в 1999 году. Революционное решение образовать свою телекомпанию я приняла именно под его влиянием. Витя помогал мне не только морально — первое время телекомпания находилась на площадях, ему принадлежащих. При этом я не могу сказать, что он как-то влиял на информационную и любую другую политику телекомпании.

Мы быстро и ярко встретились в политических процессах, не менее ярко и быстро разошлись. Мы прошли нормальные этапы раздела сфер влияния, что ли. Сейчас мы общаемся как два приятеля. Дело в том, что по характеру мы очень полярны: Виктор — настоящий «мачо», ярко выраженный «дяденька», мужчина во всех его проявлениях. А я — ярко выраженная «тетенька». В этом есть, конечно, плюс, особенно на стадии начала работы проекта. Но существовать в «долгоиграющей» концепции мы должны все-таки «на разных берегах». Сейчас у нас нет совместного бизнеса, поэтому мы полностью равноправны и готовы садиться за любой проект.

— Как известно, РТВ занимается не только телепроектами, но и производством видеорекламы. Вы чувствуете конкуренцию в этой сфере?

— На самом деле хороших производителей видеорекламы очень мало. С другой стороны, есть такая проблема. Обычные рекламные агентства, которым заказывают видеорекламу, достаточно тщательно закрывают информацию о реальном производителе ролика, чтобы не дать им работать напрямую с исполнителем. У нас был такой случай. Мы сделали рекламу производителю пластиковых окон «Новолит», в которой Максим Битюков песню поет. И на одном семинаре наши менеджеры встречают начальника рекламного отдела компании и радостно говорят ему: мы с вами так хорошо работаем. А он не понимает: «С кем работаете?» — «Мы делали вам ролик». — «Какой ролик?».

Есть и еще одна проблема на рынке производства видеорекламы. Разница в стоимости производства и счета, выставляемого агентством клиенту, может достигать 25%, и для постановочных роликов это достаточно ощутимая сумма. При этом мы — за работу с агентствами. Если агентство берет 10% агентских, то я не пойду на прямое заключение договора с заказчиком. Но в этом случае они не должны обманывать меня, рассказывая, как они придумали этот ролик, или завышать цену.

— Каково ваше мнение об объеме рынка телевизионной рекламы Новосибирска — и производства, и размещения?

— У меня, честно говоря, нет четкого представления о той доли, которую мы занимаем, поэтому сложно сказать о его объеме. Так получилось, что мы долго не занимались активным поиском заказчиков по обычной системе: менеджеры, обзвоны потенциальных клиентов:

Уверена, заказчики должны понимать, что изготовление рекламы — это партнерские отношения. И мы должны быть убеждены, что он делает нормальный товар, потому что мы тоже несем ответственность за то, что показываем. В этом смысле мы как были такими странными в «Бизнес-новостях» и не брали рекламу «МММ», так и остались. Поэтому в рекламном бизнесе у РТВ есть нереализованный потенциал. Возможно, в силу обостренного чувства корректности в конкурентной борьбе мы пока не смогли ухватить ту долю рынка, которую можем освоить.

— Ваша телекомпания занимается не только рекламой, но и бизнес-пиаром. Что, по вашему мнению, сдерживает развитие этого направления в Сибири?

— Руководители и собственники предприятий неадекватно представляют, зачем им нужен пиар и как это должно выглядеть. Например, у одного очень известного местного бизнесмена, который занимается производством алкогольных напитков, это происходит всплесками. Он периодически решает, что ему нужен пиар, но в итоге появляется какие-нибудь кино о том, какой он замечательный.

Многие руководители, особенно старой закалки, еще не готовы переходить на новый формат отношений с прессой. Они лидеры во всем, они думают, что сами знают лучше всех, что такое пиар. Это очень большая проблема. Потому что подчас пиар-агентства, рекламные компании и собственные пресс-службы попадают в ситуацию, когда они делают не так, как лучше, а как понравится шефу. Вторая проблема — это жуткая коммерциализация СМИ. Грубо говоря, если ты даже совершил подвиг, но в бизнесе представляешь интересы одной ФПГ, то об этом никогда не напишут издания, получающие финансовую поддержку от других ФПГ.

— И все же РТВ — это в первую очередь производство телевизионного продукта: программ «Тусовка», «Говорят дети», «Хорошо!» и «Перпетуум мобиле». Какие еще «телевизионные» направления есть у вашей компании?

— Многие наши телепроекты нельзя назвать коммерческими. Тем не менее мы продолжаем этим заниматься, поскольку это еще и некая школа мастерства для сотрудников. Например, мы освоили абсолютно новое направление — телеспектакли. Первым экспериментом была «Кроткая» режиссера театра «Глобус» Александра Галибина. Затем мы сняли еще несколько спектаклей. Сейчас постепенно подходим к еще одной постановке «Глобуса» — «Двойное непостоянство».

— Насколько затратны съемки телеспектаклей?

— Стоимость подсчитать сложно, примерно $3-5 тысяч. Но это не значит, что для съемок телеспектакля мне надо взять эти деньги из кассы. Затраты — это амортизация дорогой техники, кассетный материал, заработная плата. То есть их приходится восполнять другими проектами. По большому счету, сейчас было бы правильнее с точки зрения бизнеса закрыть все производство и всех переориентировать на производство рекламы.

— Кем вы себя больше ощущаете — менеджером или журналистом?

admin

Поadmin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *