Вишневская и ростропович история любви

Авг 10, 2019 Статьи

Вишневская и ростропович история любви

Как жить — история любви Галины Вишневской и Мстислава Ростроповича

Ландыши и огурцы
Впервые они увидели друг друга в ресторане «Метрополь». Восходящая звезда Большого театра и молодой виолончелист были в числе гостей на приеме иностранной делегации. Мстислав Леопольдович вспоминал: «Поднимаю я глаза, а ко мне с лестницы снисходит богиня… Я даже дар речи потерял. И в ту же минуту решил, что эта женщина будет моей».
Когда Вишневская собралась уходить, Ростропович настойчиво предложил проводить ее. «Между прочим, я замужем!» — предупредила его Вишневская. «Между прочим, это мы еще посмотрим!» — ответил он ей. Потом был фестиваль «Пражская весна», где и произошло все самое главное. Там Вишневская, наконец, его разглядела: «Худущий, в очках, очень характерное интеллигентное лицо, молодой, но уже лысеет, элегантный, — вспоминала она. — Как потом выяснилось, узнав, что я лечу в Прагу, он взял с собой все свои пиджаки и галстуки и менял их утром и вечером, надеясь произвести впечатление».
На ужине в пражском ресторане Ростропович заметил, что его дама «более всего налегала на соленые огурцы». Готовясь к решающему разговору, виолончелист пробрался в комнату певицы и поставил в ее шкаф хрустальную вазу, наполнил ее огромным количеством ландышей и… солеными огурцами. Ко всему этому приложил пояснительную записочку: дескать, не знаю, как вы отнесетесь к такому букету, и поэтому я, чтобы гарантировать успех предприятия, решил добавить к нему соленый огурец, вы их так любите!..
Вспоминает Галина Вишневская: «В ход шло все что только можно, — до последней копейки своих суточных он бросил мне под ноги. В буквальном смысле слова. В один из дней мы пошли гулять в сад в верхней Праге. И вдруг — высокая стена. Ростропович говорит: “Давайте перелезем через забор”. Я в ответ: “Вы что, с ума сошли? Я, примадонна Большого театра, через забор?”. А он — мне: “Я сейчас вас подсажу, потом перепрыгну и вас там поймаю”. Ростропович меня подсадил, перемахнул через стену и кричит: “Давайте сюда!” — “Посмотрите, какие лужи тут! Дождь же только что прошел!”. Тогда он снимает с себя светлый плащ и бросает на землю. И я по этому плащу прошлась. Он кинулся меня завоевывать. И он меня завоевал».

«Каждый раз, когда я смотрю на Галю, я снова женюсь на ней»
Роман развивался стремительно. Через четыре дня они вернулись в Москву, и Ростропович поставил вопрос ребром: «Или ты сейчас же придешь жить ко мне — или ты меня не любишь, и все между нами кончено». А у Вишневской — 10-летний надежный брак, верный и заботливый муж Марк Ильич Рубин, директор Ленинградского театра оперетты. Они через многое прошли вместе — он не спал день и ночь, пытаясь достать лекарство, которое помогло спасти ее от туберкулеза, их единственный сын умер вскоре после рождения.
Ситуация складывалась непростая, и тогда она просто убежала. Отправила мужа за клубникой, а сама покидала в чемоданчик халат, тапочки, что попало и — бегом. «А куда бежать? Я даже адреса не знаю, — вспоминала Галина Павловна. — Звоню Славе из коридора: “Слава! Я иду к тебе!”. Он кричит: “Я тебя жду!”. А я ему ору: “Не знаю, куда ехать!”. Он диктует: улица Немировича-Данченко, дом такой-то. Я по лестнице вниз бегу, как сумасшедшая, ноги подкашиваются, не знаю, как я себе голову не разбила. Села и кричу: “Улица Немировича-Данченко!” А таксист уставился на меня и говорит: “Да вы пешком дойдете — это рядом, вон там, за углом”. А я кричу: “Я не знаю, вы меня везите, пожалуйста, я вам заплачу!”».
И вот машина подъехала к дому Ростроповича. Вишневскую встретила его сестра Вероника. Сам он пошел в магазин. Поднялись в квартиру, открывают дверь, а там — мама, Софья Николаевна, стоит в ночной рубашке, с вечным «Беломором» в углу рта, седая коса до колена, одна рука ее уже в халате, другая никак в рукав попасть не может от волнения… Сын три минуты назад объявил: «Сейчас приедет моя жена!».
«Села она так неловко на стул, — рассказывала Галина Павловна, — а я села на свой чемодан. И все вдруг расплакались, заревели. В голос заголосили!!! Тут открывается дверь — входит Ростропович. Из авоськи у него торчат какие-то рыбьи хвосты и бутылки шампанского. Орет: “Ну, вот и познакомились!”».
Когда Ростропович регистрировал в районном загсе по месту прописки Вишневской свой брак, регистраторша сразу узнала знаменитую солистку Большого театра и поинтересовалась, за кого же она выходит замуж. Увидев довольно-таки невзрачного жениха, регистраторша сочувственно улыбнулась Вишневской, а с трудом прочитав фамилию «Ро… стро… по… вич», сказала ему: «Ну, товарищ, у вас сейчас есть последняя возможность сменить свою фамилию». Мстислав Леопольдович вежливо поблагодарил ее за участие, но фамилию менять отказался.
«Без меня не рожать!»
«Когда я сообщила Славе, что у нас будет ребенок, счастью его не было предела. Он немедленно схватил томик сонетов Шекспира и с упоением стал мне их читать, чтобы я, не теряя ни минуты, прониклась прекрасным и стала создавать в себе что-то столь же возвышенное и прекрасное. С тех пор эта книга лежала на ночном столике, и как соловей над соловьихой поет по ночам, когда она высиживает птенцов, так и мой муж всегда перед сном читал мне прекрасные сонеты».
«Подошло время разрешаться от бремени. Слава в это время был на гастролях в Англии. И он просил, настаивал, требовал, умолял, чтобы я непременно дождалась его. “Без меня не рожать!” — кричал он мне в телефонную трубку. И, что самое смешное, требовал этого и от остальных представительниц “бабьего царства” — от матери и сестры, словно они могли по щучьему велению остановить схватки, начнись они у меня.
И я дождалась! Вечером 17 марта он вернулся домой, окрыленный успехом гастролей, счастливый и гордый тем, что домашнее бабье царство выполнило все его приказы: жена, еле шевелясь, сидит в кресле в ожидании своего повелителя. И вот как у фокусника из волшебного ящика появляются всевозможные чудеса, так и из Славиного чемодана полетели на меня фантастические шелка, шали, духи и еще какие-то невероятно красивые вещи, которые я не успевала и рассмотреть, и, наконец, вывалилась оттуда роскошная шуба и упала мне на колени. Я только ахала и от изумления не могла произнести ни слова, а сияющий Слава ходил вокруг и объяснял:
— Вот это пойдет к твоим глазам… Из этого ты закажи концертное платье. А вот эту материю только я увидел, мне стало ясно, что это специально для тебя. Вот видишь, как хорошо, что дождалась меня, — я всегда бываю прав. Теперь у тебя будет хорошее настроение и тебе легче будет рожать. Как только станет очень больно, ты вспомни про какое-нибудь красивое платье, и все пройдет.
Его просто распирало от гордости и удовольствия, что он такой замечательный, такой богатый муж, что смог преподнести мне такие красивые вещи, каких нет ни у одной артистки театра. А я-то знала, что мой “богатый” муж и, как уже тогда писали английские газеты, “гениальный Ростропович”, чтобы иметь возможность купить для меня все эти подарки, наверняка за две недели гастролей ни разу не пообедал, потому что получал за концерт 80 фунтов, а остальные деньги… сдавал в советское посольство».
18 марта 1956 года родилась их первая дочь. Галина Павловна вспоминает: «Я хотела назвать ее Екатериной, но получила от Славы жалобную записку. “Умоляю тебя не делать этого. Мы не можем назвать ее Екатериной по серьезным техническим причинам — ведь я буквы “р” не выговариваю, и она еще будет меня дразнить. Давай назовем ее Ольгой». А через два года на свет появилась и вторая девочка, которую назвали Еленой.
Классик домостроя
«Отцом он был необыкновенно нежным и заботливым, и вместе с тем — очень строгим. Доходило до трагикомедий: Слава очень много гастролировал, и я все пыталась его урезонить, объясняла, как он нужен своим подрастающим дочерям. “Да, ты права!” — соглашался он… и начиналось стихийное занятие музыкой. Он звал девочек. У Лены глаза заранее были на мокром месте — так, на всякий случай. А вот Оля была его коллегой-виолончелисткой, очень бойкой девочкой, всегда готовой дать отпор. Вся тройка торжественно исчезала в кабинете, а через четверть часа оттуда уже неслись крики, вылетал Ростропович, хватающийся за сердце, и следом за ним ревущие дети.
Он обожал своих дочерей, ревновал их и, чтобы к ним на даче не лазили мальчики через забор, посадил вокруг него кустарник с большими шипами. Занимался он столь важным вопросом со всей серьезностью, и даже консультировался у специалистов, пока, наконец, не нашел надежный сорт, чтобы, как он мне объяснил, все кавалеры клочки своих штанов на шипах оставляли.

Он совершенно не мог видеть джинсы на девочках: не нравилось, что зады им обтягивают, соблазняют мальчишек; и мне выговаривал, зачем привезла их из-за границы. И вот, приехав как-то после дневного спектакля на дачу, я застала там полный мрак и траур. По земле стелился густой черный дым, на открытой веранде нашего деревянного дома догорал костер. На полу лежала кучка пепла, а над нею стояли трое — торжественный Слава и зареванные Ольга и Лена. Горстка пепла — вот все, что осталось от джинсов. И все-таки, несмотря на всю его строгость, девочки боготворили отца».

Четыре дня
Впереди у них было счастливое, но очень тяжелое время: дружба с опальным Солженицыным, лишение гражданства СССР, скитания, успех и востребованность на мировой музыкальной сцене, прилет Мстислава Леопольдовича в Москву во время августовского путча 1991 года, возвращение в уже новую Россию.
Ростропович никогда не боялся показать свое отношение к власти. Однажды после триумфальных гастролей в Соединенных Штатах его пригласили в советское посольство и объяснили, что львиную долю гонорара он должен сдать в посольство. Ростропович возражать не стал, он только попросил своего импресарио купить на весь гонорар фарфоровую вазу и вечером доставить ее в посольство, где был назначен прием. Доставили немыслимой красоты вазу, Ростропович взял ее, полюбовался и… разжал руки. Ваза, ударившись о мраморный пол, разлетелась на кусочки. Подобрав один из них и аккуратно завернув в носовой платок, он сказал послу: «Это — мое, а остальное — ваше».
Другой случай — Мстислав Леопольдович всегда хотел, чтобы на гастролях его сопровождала жена. Однако Министерство культуры ему в этой просьбе неизменно отказывало. Тогда друзья посоветовали написать ходатайство: мол, ввиду моего плохого здоровья прошу разрешить, чтобы меня в поездке сопровождала жена. Ростропович письмо написал: «Ввиду моего безукоризненного здоровья прошу, чтоб меня в зарубежной поездке сопровождала жена Галина Вишневская».
…Золотую свадьбу звездная чета праздновала в том самом ресторане «Метрополь», где Вячеслав Леопольдович впервые увидел свою богиню. Ростропович показывал гостям чек на 40 долларов, который ему вручил журнал «Ридерз дайджест». Корреспондент, когда брал у него интервью, спросил: «Правда, что вы женились на Вишневской через четыре дня после того, как впервые ее увидели? Что вы думаете по этому поводу?». Ростропович ответил: «Я очень жалею, что потерял эти четыре дня».

Галина Вишневская и Мстислав Ростропович

Эту звездную пару связала музыка, и связала крепко, на всю жизнь. Впрочем, то, что они созданы друг для друга, они поняли сразу и мужем и женой стали уже через четыре дня после знакомства!

Галина Вишневская и Мстислав Ростропович

У Галины было очень непростое детство – она родилась после Гражданской войны, в 1926 году. Разруха, коммуналки… Потом – новая война, перед которой ее отца репрессировали. Блокада Ленинграда – и всю блокаду она провела в осажденном городе! Спасло ее от смерти только то, что в шестнадцать ее взяли в войска ПВО, да еще музыка, с которой она не расставалась никогда.

И голос, и дыхание у Вишневской были поставлены от природы. Но попытки театрального наставника помочь молодой певице «петь правильно» закончились плачевно – у нее пропали высокие ноты, украшение ее сопрано. Теперь она могла петь только в оперетте…

Однако Вишневская не сдавалась – она помнила, как легко брала самые трудные ноты! К счастью, нашлась настоящая наставница, Вера Николаевна Гарина, певица, которой она будет благодарна до конца своей жизни. Потому что голос снова зазвучал в полную мощь, а ее дорогая наставница настояла на том, чтобы Галина участвовала в конкурсе на место оперной певицы, и не где-нибудь, а в столице, в Большом театре!

Она выступила просто ошеломительно и ее приняли, несмотря на отсутствие консерваторского образования. Очень скоро Вишневская начала петь заглавные партии, и равной ей, без преувеличения, на сцене Большого в те годы не было. У Галины было все: чарующий голос, потрясающая внешность, прекрасная фигура, выразительная пластика… Она стала настоящим украшением театра и вскоре начала выезжать на гастроли.

В первый раз она вышла замуж за военного моряка, но брак распался уже через несколько месяцев. Вторым ее мужем стал директор ленинградской оперетты Марк Рубин, и долгие десять лет она делила с ним горе и радость. Именно Марк помог жене пережить смерть первого ребенка, затем вытащил Галину с того света, когда она заболела туберкулезом. За баснословные деньги покупал только-только появившийся на рынке пенициллин, и она, здоровье которой было подорвано огромным количеством выступлений на эстраде и в оперетте, выжила и выздоровела…

Однако этот брак уже изжил себя – Марк считал ее дальнейшее музыкальное образование излишним, ему хватало того, что жена подвизается на подмостках оперетты. Ну, а ей всегда хотелось большего – ее характер требовал неустанной шлифовки таланта, покорения новых высот…

Ту, которую он почти сразу назовет своей, Ростропович впервые увидел на гастролях. Он сам еще не был звездой первой величины, как та, которая царственной походкой спускалась по лестнице гостиницы «Метрополь». Она показалась ему богиней, но даже у богинь бывают мужья! И он захотел стать ее мужем с первой минуты, вот так – ни больше ни меньше.

Вишневская сразу осадила нахала, сказав, что замужем. Однако Мстислава это не остановило. Он повел осаду по всем правилам – и… она почти сразу сдалась! И не потому, что, стараясь произвести впечатление, худой интеллигентный и немного смешной очкарик менял при каждом удобном случае пиджаки и галстуки. Нет, она просто почувствовала в нем то родное, что искала всю жизнь и не могла найти ни в ком: ни в первом муже, Георгии Вишневском, от которого у нее осталась фамилия, ни во втором, Марке, который ухаживал за ней по-отечески, но без того пыла, страсти и обожания, с которыми смотрел на нее Ростропович…

Кроме того, он умел рассмешить, заставить посмотреть на привычные вещи с другой стороны. Заметив, например, что в ресторане, где кормили гастролеров, Галина предпочитает другим закускам соленые огурцы, он пробрался в ее комнату и поставил на стол вазу, наполненную ландышами и… солеными огурцами! Да еще и записку написал такую, что она просто руками развела – то ли смеяться, то ли действительно выйти за него замуж?

Он ухаживал за ней как мальчишка. Гуляя по Праге, умытой летним дождем, он внезапно предложил: «А давайте перелезем через стену? Там, на той стороне, такие восхитительные лужи!» Она растерялась: «Как, я, примадонна, буду лазить через стены? Прямо в грязь?» Тогда, чтобы она не испачкалась, он снял с себя светлый плащ и бросил ей под ноги…

Их брак стал настоящим союзом профессионалов и любящих сердец, хотя соединиться официально им было непросто. Ее муж, Марк, не давал ей развода, больше того: просто перестал выпускать жену из дома. Провожал до театра, потом встречал с работы – и никаких посторонних контактов! А в это время Ростропович неистовствовал, обрывая телефон. В конце концов он поставил вопрос ребром: «Или ты уходишь ко мне, или между нами все кончено!»

И тогда она… просто убежала из дому! Воспользовалась тем, что муж ушел на рынок, быстро собрала чемодан с самым необходимым и выскочила на улицу, боясь только одного – что Марк вернется раньше времени. Бросилась к стоянке такси: Москву она тогда знала очень плохо, села в машину и продиктовала адрес. Шофер возмутился: «Так это же буквально за углом! И пешком дойдете!» А ее трясло от страха и… счастья. Сейчас она наконец будет с тем, кого любит! «Да поезжайте уже, пожалуйста! Я вам заплачу!»

Ее встретили… мама и сестра Мстислава, которым он объявил: «Сейчас сюда приедет моя жена!» Ни о какой жене они раньше и слыхом не слыхивали! Мама от волнения закурила и одновременно стала натягивать на ночную рубашку халат, а сестра открыла Галине дверь. Сам Ростропович в это время убежал за шампанским, а три растерянные женщины просто смотрели друг на друга, не зная, что делать. Когда он вернулся, все плакали – от волнения. Его возлюбленная Галина сидела на чемодане в прихожей, а вокруг – ее новые родственники. Так и началась их с Ростроповичем семейная жизнь.

Вишневская уже тогда была звездой первой величины, к Ростроповичу известность пришла позже. И в ЗАГСе, когда они пришли расписываться, служащая стала уговаривать Мстислава сменить его фамилию – которую и выговорить-то толком невозможно! – на звучную и известную фамилию жены. «Да не надо, – отбивался смущенный Ростропович, – я уж как-то к этой привык!»

Они были счастливы вдвоем, а уж когда Галина забеременела, Слава и вовсе стал относиться к ней как к некому драгоценному сосуду. Она же до последнего пела в спектаклях, в то время как он, гастролировавший с оркестром, волнуясь, кричал по телефону: «Без меня не рожать!»

Его строгий приказ подействовал на ее организм – родила она на следующий день после его возвращения с английских гастролей. Он привез ей невиданные подарки: отрезы для концертных платьев, духи, шали и шубу, увидев которую, она чуть не расплакалась! Однако плакать ей хотелось не от счастья, а от того, что она поняла: Слава экономил в Англии каждую копейку из мизерных суточных, не ел и не пил, чтобы побаловать ее всеми этими недоступными здесь, в Союзе, вещами.

Они были не только гениальными музыкантами. Прежде всего они были людьми с большой буквы, которым не безразличны судьбы родины. Однако сама родина в то время думала иначе: за дружбу с опальным Солженицыным их лишили гражданства и выслали из страны. Выслали тех, кто был гордостью искусства, лицом страны, которым нужно было гордиться!

Гастроли Вишневской и Ростроповича приносили Советскому Союзу огромную прибыль в твердой валюте, из которой сами артисты не получали даже тысячной доли. Власть отбирала даже подарки, сделанные артистам зарубежными импресарио и меценатами.

Они уехали буквально без ничего. Все заработанное – квартира, дача, мебель – осталось в Союзе. Мало того, за помощь инвалидам-эмигрантам Первой мировой их лишили всех государственных наград, а имена их были стерты отовсюду: с пластинок, кинофильмов, истории театра…

Только уехав из Союза, они поняли, как ценится в мире настоящее искусство. Ростропович и Вишневская с аншлагами гастролировали в США и Европе, их новый дом снова стал полной чашей, но… Родина остается там, где ты родился. Они вернулись в Москву после распада Союза, счастливые тем, что могут помочь здесь. Галина снова вернулась к преподаванию, стала почетным профессором Московской консерватории, но… Гордость не позволила ни ей, ни Ростроповичу принять то, чего они были лишены насильно. Хотя гражданство им с мужем было возвращено указом Президента, музыканты отказались его принять.

Кроме своих преподавательских занятий, Галина Вишневская до конца жизни была очень деятельным и публичным человеком. Она выступала и на театральной сцене МХАТ, и играла в кино, и руководила Центром оперного пения имени… совершенно верно, Галины Вишневской! Написала замечательную книгу «Галина. История жизни», читающуюся на одном дыхании, потому что и писателем она оказалась на редкость талантливым.

Ее дорогой Слава, с которым они душа в душу прожили огромную, наполненную событиями жизнь, скончался в 2007 году. Для Галины это стало огромным ударом. Муж был для нее не просто «величайшим из ныне живущих музыкантов», как написала о нем в 2002 году лондонская газета «Таймс», а средоточием ее жизни, сердцем ее сердца…

Она пережила его на пять лет, и все эти пять лет вспоминала его любимые веселые словечки, его заботливые руки, озорно, несмотря на возраст, блестевшие глаза… Она старалась думать, что он не умер, а просто уехал на очередные гастроли и теперь голос его любимой виолончели звучит для ангелов…

В 2012-м и Галина Вишневская присоединила свой голос к ангельскому хору… Лучший голос России, тембр которого называли «серебряным», теперь звучит рядом с голосом ее мужа – вечно, среди серебряного сияния звезд, да и сами они наверняка стали новыми звездами, причем первой величины.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Галина Вишневская и Мстислав Ростропович — биография личной жизни. История любви.


Когда корреспондент журнала «Ридерз Дайджест» спросил у Ростроповича: «Это правда, что вы женились на женщине через четыре дня после знакомства?», музыкант ответил: «Правда!» На следующий вопрос: «А что вы думаете по этому поводу теперь?» Ростропович ответил: «Думаю, что потерял четыре дня!»
Галина Вишневская и Мстислав Ростропович составили одну из самых выдающихся музыкальных пар в мировой истории. Каждый из них обладал невероятным по глубине талантом, а об истории их любви слагают легенды.
Галина Вишневская и Мстислав Ростропович — биография знакомства
Весна 1955 года. Москва. Ресторан «Метрополь». Идет официальный прием в честь одной из иностранных делегаций. Приглашены самые именитые гости, в их числе примадонна Большого театра Галина Вишневская. Молодой виолончелист Мстислав Ростропович всегда скучал в обществе нудных чиновников и их разодетых спутниц. По своему обыкновению он собирался незаметно исчезнуть, но вдруг…
Музыкант поднял голову и обомлел. По лестнице прямо навстречу ему спускалась богиня! Красивая брюнетка с глазами львицы и грацией лани. «Она будет моей!» — ни с того ни с сего прошептал он другу. Тот лишь усмехнулся. За обедом Ростропович растолкал локтями гостей и сел рядом с Вишневской, а затем вызвался ее проводить. «Между прочим, я замужем!» — кокетливо заметила прима. «Между прочим, это мы еще посмотрим!» — парировал музыкант.
На следующий день они оба летели на гастроли в Прагу. Ростропович взял с собой все костюмы и галстуки и менял их каждый день — хотел произвести впечатление. Худой, нескладный, в очках с толстыми линзами, в 28 лет уже лысеющий, — совсем не похож на романтического героя.
А у нее разгар блестящей карьеры, десятилетний брак и надежный, любящий муж. Но красивые искренние ухаживания Мстислава произвели на Галину впечатление. Да и какой женщине не польстит подобное внимание? Кроме того, в Ростроповиче чувствовалась порода: аристократизм, интеллект, культура — все то, что притягивало Вишневскую.
Галина Вишневская — биография
Сама она была из низов. Галину воспитывала бабушка: мать сбежала с очередным любовником, а отец пил по-черному. Бедность на грани нищеты, голод, ругань, пьяные драки, дворовое воспитание… Но трудности не сломали Галину, а наоборот, закалили ее характер. Ей еще не исполнилось и семнадцати, когда она вышла замуж за морского офицера Вишневского, но брак не удался.
Удивительные природные певческие способности позволили ей устроиться в областной ансамбль оперетты. Там-то она и встретила Марка Ильича Рубина, директора ансамбля, который влюбился в молодую талантливую певицу. Влюбился настолько, что даже разница в возрасте в двадцать два года его не останавливала.
Галина ответила на чувства и вышла за Рубина замуж, а в 1945 году у них родился сын. Но материнское счастье было недолгим. Через два месяца малыш внезапно умер. Восемнадцатилетняя Галина была вне себя от горя. Спасла лишь работа. Она полностью посвятила себя карьере, уже перестала верить в любовь, привыкла к вниманию мужчин-поклонников. Но на ее пути появился Ростропович и перевернул всю ее жизнь…
Мстислав Ростропович — биография
Мстислав Ростропович родился в семье известного виолончелиста, польского дворянина Леопольда Ростроповича и пианистки Софьи Федотовой. Его дед Витольд Ганнибалович Ростропович был известным пианистом. От своих предков Мстислав унаследовал развитое воображение, безупречный вкус и влюбчивость.
Молодой музыкант искал в женщине не только красоту, но и ум, и талант. Он увлекался Майей Плисецкой, Зарой Долухановой, Аллой Шелест, а после их свадьбы с Вишневской в музыкальных кругах коллеги тут же пустили шутку: «Маялся-маялся, зарился-зарился, шелестел-шелестел, а подавился вишневой косточкой». Но он не обижался. Пусть говорят!
Галина Вишневская и Мстислав Ростропович — история любви
Их роман на фестивале «Пражская весна» развивался стремительно. Через четыре дня пара вернулась в Москву, и Ростропович поставил ультиматум: «Или ты переезжаешь жить ко мне, или между нами все кончено». Вишневская была в замешательстве. Решение пришло само собой. Когда ее муж вышел в магазин за продуктами, она быстро собрала чемодан и села в такси…
Мстислав Ростропович — «Богатый и гениальный»
Первое время жили с матерью и сестрой Мстислава, уже потом своими концертами заработали на отдельную квартиру. Судьба подарила ей еще раз шанс испытать счастье материнства. Вишневская забеременела. Ростропович был счастлив. Каждый вечер читал сонеты Шекспира, чтобы приобщить будущего ребенка к прекрасному.
Когда пришло время рожать, он был на гастролях в Англии. По приезде домой Ростропович одарил любимую женщину дорогими подарками: роскошной шубой, французскими духами, дорогими тканями для концертных нарядов.
А она знала: ее «богатый и гениальный Ростропович», как его называли английские газеты, чтобы иметь возможность привезти подарки, экономил деньги на своих обедах, потому что большую часть приходилось сдавать в советское посольство. Однажды после гастролей в США его вызвали в посольство СССР и попросили сдать гонорар. Он уехал за деньгами, забрал сверток из дома и на всю сумму купил антикварную китайскую вазу. Привез ее в посольство и на глазах удивленных дипломатов разбил об пол. Наклонился, взял небольшой кусок и сказал: «Вот это — мое, а все остальное — ваше».
Жизнь в изгнании
Дочь Ольга появилась на свет в марте 1956 года, а через два года в семье родилась еще одна девочка — Елена. Своих дочерей Ростропович буквально боготворил. С ранних лет он занимался с ними музыкой, запрещал носить модные джинсы, чтобы на них не заглядывались мальчишки, старался проводить в кругу семьи как можно больше времени.
Жить бы да радоваться, но… Роковым для Вишневской и Ростроповича стало их решение поселить на своей даче опального Солженицына и написать письмо Брежневу в его защиту. Ростропович был вызван в министерство культуры. Екатерина Фурцева разразилась угрозами: «Вы покрываете Солженицына! Он живет у вас на даче. В течение года мы не будем пускать вас за границу». Тот, пожав плечами, ответил: «Вот уж никогда не считал, что выступать перед своим народом — наказание!»

Супругам стали срывать график концертов, не давали гастролировать, записываться на радио. На отъезде из страны настояла Галина: другого выхода из ситуации она не видела. В 1974 году им выдали выездные визы, пара эмигрировала в США. Внезапно Ростропович и Вишневская оказались в политическом, творческом и финансовом вакууме.
Первой пришла в себя Галина. Не раскисать. Не опускать руки. Не впадать в панику. Они же звезды с мировыми именами! Сильный характер и жизненная хватка помогли Вишневской устроиться за рубежом.
А на родине меж тем гонения продолжались. В 1978 году Указом Президиума Верховного Совета СССР Вишневскую и Ростроповича лишили гражданства, всех почетных званий и наград. Узнали об этом из новостей по телевизору. Путь на родину был отрезан.
Жизнь в эмиграции подарила Ростроповичам все то, что не смогла дать им родная страна: богатство, свободу, новые творческие проекты. На шестидесятилетие виолончелиста в Вашингтоне собрался цвет американской интеллигенции: светила музыкального мира, выдающиеся писатели, общественные деятели. Ростроповича назвали «музыкантом года».
Английская королева посвятила его в рыцари ордена Британской империи, Франция наградила орденом Почетного легиона, Германия — Офицерским крестом за заслуги. Казалось бы, вот оно признание, полный успех. И все было великолепно, если бы… Если бы не угнетающая тоска по родине.
Галина Вишневская и Мстислав Ростропович — Возвращение
В январе 1990 года Ростроповичу и Вишневской вернули российское гражданство, а спустя год музыканты вернулись в Москву. Наконец-то они дома! Страна рукоплескала, преклоняясь перед мужеством и талантом этой пары, на долю которой выпало столько испытаний.
Но мировая слава не изменила этих людей. Ни заносчивости, ни тем более «звездности», чванливости и напыщенности в них не замечали. Они по-прежнему оставались верны себе и друг другу. Мстислав Ростропович… Гениальный виолончелист, дирижер, меценат, правозащитник и при всем этом открытый, простой в общении человек.
Сколько раз он сбегал с помпезных официальных приемов, чтобы по просьбе педагогов прослушать детей в обычной музыкальной школе. Дети ведь… Всем крабам и трюфелям предпочитал водочку и соленый огурчик или грибочки с капустой. Так, по-простому, но главное, с душой! К нему можно было подойти, пожать руку и сфотографироваться. И он никогда не отказывал.
Иногда Галина не выдерживала и укоряла мужа: «Слава, надо отдохнуть, ну нельзя же так. Ты один, на всех тебя не хватит!» Он лишь махал рукой: «Ничего-ничего, это быстро» — и снова мчался на фестиваль, встречу, концерт, открытие. Слушал, говорил, выбивал у администраций что-то для школ, учил, играл… И снова по кругу, не требуя ничего взамен.
2007 год, апрель. Все цветет, все живет. Природа неизменна, меняемся лишь мы — стареем, угасаем, уходим… Мстислав Леопольдович начал болеть, дошло дело до операции. Приговор: рак печени. Нет, этого не может быть! Он не верил. Как же так? Он полон творческих планов, даже нашел в себе силы провести концерты к столетию Шостаковича, открыть в Воронеже его музей… Лишь Галина смотрела на такого родного, любимого ею человека и все понимала. Но воля, характер не позволили ей раскисать. Держаться!

Его не стало рано утром 27 апреля 2007 года. До последней минуты и дочери, и Галина были рядом. Он ушел, не прощаясь с ними, до конца верил: вот станет получше… Покидать этот мир в его планы не входило.
Встреча через 5 лет
Они были вместе, пока смерть не разлучила их. Пара исключительно талантливых, действительно звездных, всемирно известных людей, полубогов, которые, тем не менее, оставались людьми с большой буквы, о чем ярко свидетельствуют их поступки, в частности — активное участие в благотворительных акциях. Первым покинул этот мир Мстислав Ростропович. Увы, болезни убивают даже святых. Галина осталась одна, без своей земной половинки.
Эти годы она жила достойно, не спекулируя именем мужа, чем многие не погнушались бы, ради извлечения выгоды. Нет, она хранила свою любовь так же бережно, как и при жизни мужа, ни делом, ни словом не оскорбив и не унизив память о нем. О них говорят их земные дела. Известность не сделала их снобами. Богатство не вытравило из них человечности.
Всю свою жизнь они посвятили искусству, а их искусство было для всех, независимо от социального положения или степени зажиточности. Пусть эта замечательная пара, всю жизнь трепетно и нежно любившая друг друга встретится на небесах. И вновь будут вместе, и этим счастливы. Дай им Бог.

Жена Мстислава Ростроповича согласилась выйти за него замуж спустя четыре дня после знакомства

Дата выхода: 27 февраля 2019 года.

Канал: Первый канал.

В фильме снимались: Ольга Ростропович, Елена Ростропович, Юрий Башмет, Наталья Солженицына, Ирина Шостакович, Марис Янсонс, Хью Вольф, Генри Фогель, Дмитрий Бертман, Наталья Доллежаль, Элизабет Уилсон, Юрий Феклистов, Юрий Иванов.

В среду Первый канал покажет документальный фильм «Просто Слава», посвященный Мстиславу Ростроповичу. Подобное название для ленты создатели выбрали не случайно. Дело в том, что, когда собеседники старательно пытались выговорить «Мстислав Леопольдович», музыкант, улыбаясь, отвечал: «Зовите меня просто Слава». В новой картине авторы раскрыли, с чем была связана уникальная, всемирная слава виолончелиста и почему именно его игра завоевывала сердца миллионов слушателей.

Мстислав Ростропович

На Западе Ростроповича назвали «первой суперзвездой виолончели в истории музыкального искусства». Сальвадор Дали писал его портрет. Элтон Джон прилетал в Париж, чтобы сыграть и спеть для Ростроповича. Королева Великобритании Елизавета II устраивала ему юбилей в Букингемском дворце, а королева Испании София приезжала к нему в Санкт-Петербург с частным визитом. Этот человек, обладавший незаурядным чувством юмора, мог с хохотом рассказать королю Испании Хуану Карлосу довольно смелую историю про собачку Пукси, которая обгадилась в самолете, и пригласить своего печника Василия в Букингемский дворец на прием к Елизавете II. Такого себе не позволял никто. И это приводило королевских особ в восторг. Специально для Первого канала виолончелистка Элизабет Уилсон, дочь посла Великобритании в СССР, которая много лет выступала вместе с Ростроповичем, дала откровенное интервью. Она рассказала, как ее представили маэстро, как он в шутку предложил ей для него сыграть и чем обернулась для нее эта встреча.

Но начиналась творческая жизнь Ростроповича совсем непросто. В десятилетнем возрасте Слава сломал правую руку, кисть которой после выздоровления плохо сгибалась. Чтобы снова начать играть на виолончели, музыкант вынужден был непрерывно, месяцами разрабатывать поврежденную конечность. Здесь десятилетний мальчик проявил абсолютно несгибаемый характер, а спустя много лет эта манера игры была признана новаторством гения, уникальной особенностью, которую невозможно повторить.

Мстислав Ростропович

В 24 года Мстислав Ростропович был признан лауреатом Сталинской премии. Прага, Париж, Рим, Нью-Йорк — десятки городов и стран рукоплескали молодому советскому виртуозу. Он одну за другой завоевывал всевозможные победы на конкурсах, призы, почетные звания, ордена и медали. А когда ему было 28 лет, получил едва ли не главную награду в своей жизни — оперную диву Галину Вишневскую. Супруги прожили в счастливом браке 52 года. Подробно об их семейной жизни рассказали дочери артистов — Ольга и Елена, а также личный секретарь музыканта — Наталья Доллежаль.

Вишневская и Ростропович познакомились в апреле 1955 года в ресторане «Метрополь». Он был сражен красотой звезды Большого театра, весь вечер рассказывал смешные истории, а она не обращала на него внимания. Чтобы исправить положение, он бросил ей яблоко через весь стол, а после ужина вызвался проводить домой и подарил коробку конфет. Но Вишневская, привыкшая к постоянному вниманию поклонников, не придала никакого значения новому знакомству и очень быстро забыла о музыканте с труднопроизносимым именем Мстислав.

Мстислав Ростропович и Галина Вишневская

Вскоре Ростроповича пригласили на международный музыкальный фестиваль «Пражская весна». Он знал, что и Вишневская прилетит на мероприятие, ждал ее прибытия и, как только увидел возлюбленную в гостинице за завтраком, сразу же ринулся ухаживать. Лысеющий, картавый, внешне неказистый виолончелист обладал обаянием такой силы, что прима Большого театра сдалась без сопротивления и согласилась стать его женой всего через четыре дня после знакомства. Слава был без ума от оперной дивы: спускал все деньги на цветы и кидал пальто красавице под ноги, чтобы она перешла лужу.

«Никогда и ни с кем мне не было так легко и просто. Он мне рассказывал о своей матери, сестре, как будто мы знакомы уже очень давно. И какой молодой! Хоть мы и одногодки, а мне он кажется совсем мальчишкой», — вспоминала Вишневская в автобиографии.

Мстислав Ростропович и Галина Вишневская

Вернувшись в Москву, Галина объявила своему мужу Марку, директору Ленинградской оперетты, о расставании. Тот умолял ее остаться, пытался задержать силой, но певица уже ничего не могла с собой поделать.

«Мы неслись навстречу друг другу, и уже никакие силы не могли нас удержать. Будучи в свои 28 лет умудренной жизненным опытом женщиной, я всем сердцем почувствовала его молодой безудержный порыв, и все мои чувства, так долго бродившие во мне, не находя выхода, уж коли я дала им волю, понеслись ему навстречу», — писала Галина.

У Ростроповича и Вишневской был замечательный союз. Музыкант очень трепетно относился к своей супруге и многое прощал ей. Он считал совершенно нормальным ее взрывной темперамент, и она была благодарна ему за такое понимание.

Мстислав Ростропович и Галина Вишневская с Юрием Никулиным

Когда Ростропович узнал, что жена беременна, то был вне себя от счастья. Подходили сроки родов, а он находился в Лондоне, звонил домой и требовал: «Не смей рожать без меня! Подожди, осталось всего несколько дней, и я прилечу!» 18 марта 1956 года в 13 часов дня оперная дива подарила виолончелисту дочь Ольгу. А 22 июня 1958 года маявшийся в вестибюле небольшой больницы Мстислав услышал со второго этажа оглушительный крик своей второй дочери. Через дежурную няньку Ростропович передал жене в палату записку: «…Спасибо за дочку! Она, конечно, такая же красавица, как и ты… Я ужасно рад, что родился не мальчик. Будут расти две сестры, и когда я (но не ты!) стану старым, они будут за мной ухаживать… Если ты не против, назовем ее Леной… Елена Прекрасная…»

Где бы ни появлялся Ростропович, он буквально плыл в море объятий и поцелуев. Галина Вишневская говорила: «Ростроповича в толпе можно найти по чмокам. Там, где раздается это «чмок-чмок-чмок» — там точно он». Людей притягивала его непосредственность. Шокирующая, дерзкая и, как считали на Западе, русская манера одинаково открыто и свободно общаться с людьми всех сословий и положений.

У Ростроповича была уникальная черта характера: он не мог проигнорировать просьбу о помощи, пройти мимо чужой беды и горя. Дочь музыканта Ольга рассказала в интервью Первому каналу, как ее отец, будучи невероятно востребованным музыкантом, чей рабочий график расписан по минутам, однажды играл ночью в похоронном бюро для своего друга, простого рабочего сцены.

Мстислав Ростропович и Юрий Башмет

Таков Ростропович был со своими друзьями. Например, когда композитор Дмитрий Шостакович попал в опалу властей после премьеры оперы «Леди Макбет», Мстислав поддерживал его. Так же, как и Сергея Прокофьева, оказавшегося в списках «антинародных» музыкантов. Ирина Шостакович, жена знаменитого композитора, рассказала, как однажды ее супруг позвонил Ростроповичу и пригласил в гости, чтобы вместе помолчать. О чем молчали два великих музыканта, совершенно неизвестно, но Шостакович после этого был очень признателен своему другу за помощь.

В 1969 году благополучный и обласканный властью Ростропович взял под покровительство опального писателя Александра Солженицына: переселил его из Рязани, где тот бедствовал, к себе на дачу. Долгое время семье удавалось скрывать тайну, а в 1970 году Мстислав написал открытое письмо в защиту Солженицына и отправил в редакцию газеты «Правда». Этот поступок оказался роковым: в результате Ростропович стал изгоем. Музыканту и его знаменитой жене пришлось бежать из страны.

Про вынужденный отъезд с родины Ростропович говорил: «Я умер в этот день». Но разлука обернулась чередой новых побед. Карьера музыканта за границей взлетела до небес. Он был назначен главным дирижером Вашингтонского национального симфонического оркестра. Президент Рейган, награждая маэстро медалью Свободы, назвал его «Славой Америки». А оркестр исполнял музыку Чайковского. В фильм «Просто Слава» вошли уникальные материалы — до сих пор никогда не появлявшиеся в российском эфире эксклюзивные фотографии и видеокадры из архива библиотеки Конгресса США в Кеннеди-центре, а также интервью с американцами — музыкантами Вашингтонского национального оркестра, которым Мстислав Ростропович руководил 17 лет.

Мстислав Ростропович с Майей Плисецкой и Александром Краутером

Когда в России происходил путч 1991 года, Ростропович не мог не вернуться на родину. Фотография усталого музыканта в Доме Правительства с автоматом облетела весь мир. А победу над путчистами в августе 1991 года называли «Революция с лицом Ростроповича». Но зачем самому Ростроповичу нужно было играть на обломках Берлинской стены и защищать Белый дом в Москве? Дочь Ольга задала отцу этот вопрос после крушения Берлинской стены. Он ответил ей: «Потому что для меня это было, как будто две мои жизни на Западе и Востоке вдруг объединились в одну. Когда упала эта стена. Это моя жизнь объединилась. Вот эти две части моей жизни».

Свое 70-летие Ростропович отмечал в Елисейском дворце, а 75-летие — в Букингемском. Задолго до следующего большого юбилея Мстислав Леопольдович получил письмо от президента России, в котором Владимир Путин предложил отметить 80-летие маэстро в Кремле. Музыкант с радостью согласился и разослал приглашения своим друзьям.

Торжественный вечер, посвященный 80-летию Мстислава Ростроповича, состоялся 27 марта 2007 года в Москве, в Банкетном зале Кремлевского дворца. На праздник съехалось почти 600 гостей со всего света. Приветствовать непревзойденного мастера прибыли главы ряда зарубежных государств, правящих династий и членов их семей. В зале присутствовали члены правительства России, губернаторы разных городов, выдающиеся музыканты и друзья великого виолончелиста.

Мстислав Ростропович и Галина Вишневская с дочерьми

А ровно через месяц, 27 апреля, стало известно о кончине Ростроповича. Его, смертельно больного раком, забрала из онкологической клиники под Парижем жена. Она привезла супруга в Москву: жить можно где угодно, умирать — только на Родине, которую Ростропович любил всем сердцем. Все свои архивы он завещал хранить именно в России.

Съемочная группа Первого канала вместе с дочерью музыканта Ольгой побывала в деревне Жуковка, где долгое время жила семья Ростроповича. Там соседями музыкантов были Дмитрий Шостакович, Андрей Сахаров и Николай Доллежаль, создатель советских атомных реакторов. Именно в Жуковке, в маленьком флигеле, Солженицын писал свою эпопею «Красное колесо». Вдова писателя передала для документального фильма о виолончелисте аудиозапись прощальных слов, которые Мстислав Ростропович записал для Александра Солженицына незадолго до своего ухода из жизни в 2007 году.

«Я ни одну страну мира не люблю так, как Россию, поэтому для меня не существует ни тех обид, которые мне были нанесены, и даже не существует врагов. Я всех простил и всех благодарю», — говорил прославленный виолончелист. Этот человек, обладавший большой и открытой душой, был предан не только своей стране. Он горячо любил весь мир и жизнь. Наверное, поэтому он не боялся смерти.

«Я не боюсь смерти ни капли. Я знаю, что ОНИ меня ТАМ ждут. Я даже знаю, что на одном облаке там уже стоит для меня бутылочка», — сказал Ростропович однажды.

admin

Поadmin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *